share-button thumb-up-button clear-button check-symbol menu-button searching-magnifying-glass expand-arrow moon plus-18-movie

Жена уговорила мужа на куни и ему понравилось

Иван мнил себя противником всего западного, терпеть не мог вареники и дал себе слово никогда не связываться с куни. Имелась ли связь между этими тремя доминантами его личности, каждый решит для себя. Куда интереснее в нашей истории то, что однажды Ване пришлось кардинально пересмотреть свои принципы.

Нет-нет, к счастью, он не стал шпионить в пользу Америки и ни в коем разе не осквернил желудок ненавистными варениками, но вот с третьим пунктом всё оказалось не столь однозначно.

Жена Зина ох как умела присесть на уши насчёт того, что хочет присесть ему на лицо. А это ж — стыдобище. Мужики узнают — засмеют. Прямо там, на лавочке, где рубятся в домино, лишат его звания заслуженного самца и приравняют к чему-то падшему, не заслуживающему громко крикнуть на весь двор «Рыба!», ибо рыба для него отныне ожидается лишь в качестве запаха.

Про запах Иван знал не на своём опыте, а по рассказам мужиков, которые тоже знали по чужим рассказам, поскольку сами ни-ни!

— Пизда, друг, — сообщал Степан Богданович, почёсывая бороду, — она нужна, чтобы в неё тыкать и детей из неё рожать. А вот эти все извращения, они до добра не доводят. Знаешь, что с такими делают на зоне?

Степан Богданович загадочно замолкал, оставляя пугающую недосказанность. И Ваня рисовал страшные картины того, как заходит на зону, а от него воняет рыбой. Заключённые оживляются, принюхиваются, и самый грозный из них спрашивает: «Так-так-так, а не лизал ли ты пизду, товарищ?»

Хотя, Ваня, конечно, садиться не собирался, но критическое мышление в те минуты отрубало сразу. А тут ещё и Фёдор Валерьевич поддакивал:

— Да, кунилингус — это китаёзы придумали. Они всякую гадость придумывают: харакири, цунами…

И Ваня покорно соглашался, что из страны, в которой придумали цунами, ничего хорошего ждать не приходится. Шлют оттуда всё разлагающее и дискредитирующее. Сидят где-то там, в бамбуковых зарослях, злые ниндзя и самураи, да ждут, когда Ваня даст маху и решится на куни. Вот тогда-то его словят и отправят за решётку, а там уже ему сделают харакири, что бы это ни значило.

Как-то, наслушавшись дворовых кошмаров, взвинченный Ваня вернулся домой.

Зина залипала в телефоне, лёжа на животе и по-детски маша согнутыми ножками. Белые гольфы сияли белизной, словно материализовались из рекламы «Тайда», а короткая светлая футболка едва достигала экватора округлых ягодиц. На этих двух гладких горках заманчиво блестел блик от лампочки, словно лазерный прицел незаметного снайпера. Что тут скажешь… цель, конечно, аппетитная! Так и манит разрядить на неё ствол.

Ваня ощутил, что возбуждается. Точнее, он ощутил, как член упирается в джинсы, требуя свободы и возможности оприходовать эту красотку. Уж что-что, а внешка у Зины — фантастика. Ей бы не Зиной быть, а какой-нибудь Кассандрой, Ламией, Деметрой, ну, короче, чтобы заковыристо звучало, с экзотикой.

Короче, Ваня сходил вымыть руки, ибо знал, что получит по щам, если сунется к Зинке, как она говорила, «разводить антисанитарию».

— Зинка, а, Зин?

— Чё те, зая?

Вот тут Ваня смутился. Он никогда не умел постелить красивую дорожку во врата страсти. Поэтому у них бывало чаще тогда, когда Зина проявляла инициативу. Будучи барышней чуткой, она обычно знала, когда Ваня хочет. Но вот сейчас её в большей степени интересовал телефон, чем обнажённый стояк Вани.

— Ну, ты это… как бы… гля!

— Вань, если бы ты сейчас собирался крутануть сальто в воздухе, я бы, может, и посмотрела. А твой покачивающийся болт я уже по запаху легко опознаю. Мне не обязательно смотреть туда, чтобы понимать, что происходит.

— По запаху? — удивился он. — Разве у него есть, запах-то?

— Есть, но я считаю, что запах любимого человека — это лучший запах на земле. Я обожаю, как ты пахнешь.

Тут Ваня приосанился, возгордился. Раз он так крут, то сейчас точно снизойдёт до того, чтобы дать этой красотке на клык.

Но Зина лишь перевернулась на спину и не удосужилась поправить футболку, задравшуюся над гладко выбритым лобком.

Внутри Вани всё било пожарную тревогу. Имеющиеся там системы охлаждения не справлялись, поскольку организм не был предназначен для столь продолжительного сексуального напряжения. Ещё чуточку — и всё расправится. Его вулкан требовал взрыва, желательно прямо в ротик этой белокурой чертовки.

Но Зина лишь развела ножками туда-обратно, подразнив Ваню красивым разрезом изящной писечки. Малые половые губы чуточку торчали аккуратным бутончиком. Иногда Ваню это раздражало. Ему казалось, что у девки ничего не должно висеть между ног, напоминая яйца мужика, а иногда, когда он сильно возбуждался, становилось уже до лампочки.

Вообще, если подумать, эти два тоненьких хлястика горячи на ощупь и нежны, как лепестки розочки. С ними так и хочется что-то сделать. Вот только что? Ваня, если бы мог, так бы и съел их. Но ведь ртом коснуться пизды — это зашквар.

— Что смотришь на меня, как голодающий? — подмигнула она. — Хочешь чего-то?

— Ну, ты могла бы мне…

— Я бы могла. А вот ты мог бы?

Он замотылял головой, скорчив сердитую мину.

Зина тоже насупилась и сообщила мужу, что ей сегодня в сети написал симпатичный парнишка и предложил крупную сумму за разрешение сделать куни.

В Ване взыграла ревность. Он затряс руками, от чего его хуй смешно запрыгал.

— Да как он мог! А ты что? Что?

— А я что? Не согласилась. Но мне приятно. Чужой человек, а не демонстрирует вот эту пустую брезгливость, как ты.

— Да он пиздолиз! А настоящие мужики бабам не лижут!

— А что делают настоящие мужики, а? Мужикам сосут, по твоей логике?

Ваня задумался. Ответа он не находил. Аргументы про японцев и зону оказались в этом случае бесполезны, а ничего своего он придумать не мог. Даже про рыбу не сказать после того, как Зина сообщила, что хуй тоже с запахом. Оставалось лишь ввернуть про цунами, но, кажется, в этом споре подобное мало чем бы помогло.

— Да нет, получается, что всё же лижут, — сдался Ваня. — Но, блин, это так странно, решиться на такое. Ты, правда, хочешь?

— Дорогой, я хочу. И я хочу это только с тобой. Я хочу, чтобы в следующий раз, когда какой-то баклан напишет мне такое предложение, я ответила ему, чтобы он шёл на все четыре стороны, потому что мой муж лучший, в том числе и в этом.

Ваня аж растрогался. Вытер слезу кулаком и полез обнимать Зину. Но та не позволила ему лечь на себя, а, положив руку на макушку, требовательно опустила мужа вдоль тела.

Подчиняясь её давлению, Ваня спускался поцелуями по груди, рёбрам и животику. Он обожал ласкать тело этой длинноногой красотки. Но вот в районе лобка он замешкался и двинул по обочине, аккуратно маневрируя мимо пункта назначения.

Зина недовольно зарычала и пихнула его ногой. Да что там пихнула! Ощутимо так двинула в ухо! Аж в голове зазвенело.

Но Ваня понял, что заслужил это. Не выёбывался, не было бы тумаков. А самое странное — это то, что в сём унижающем жесте таилось нечто будоражащее. До сих пор Ваня не понимал, что может быть крутого в том, чтобы вместо получения удовольствия пыжиться для удовлетворения другого человека. Но сейчас всё иначе. Настигло озарение. Может даже, просветление. Он представил себя простым смертным перед снизошедшей к нему богиней, которую надо всячески ублажать и испытывать счастье уже от того, что ей приятно.

Пусть даже он сейчас в неком положении раба, но зато этот раб — самый приближенный к вот этой прекрасной нимфе. Пора уже забыть о себе, об эгоизме, о домино и о ниндзя сидящих в бамбуке. Пусть дальше шпионят и завидуют, а он впервые попробует на вкус письку!

Язык осторожно прикоснулся к торчащему из киски бутончику и потеребил эластичные губки. Ваня облизнулся, пытаясь различить вкус. Не сказать, чтобы тот оказался ярко выраженным. Хотя язык явно мокрее, чем должен был бы быть в других обстоятельствах. Короче, Зина потекла. И ему предстоит вылизать все эти соки, если Ваня всерьёз решил стать крутым любовником.

Ваня согнул ножки Зины в коленках, подтянул её к себе и более уверенно провёл языком от промежности до верхушки разреза. Кончик при этом чуть погрузился в ложбинку, получая в ответ на ласки приятное женское тепло.

Раньше Ваня полагал, что кунилингус — это если не извращение, то какая-то экзотика, но оказалось, что текущее состояние его не только не парит, а даже заводит. И более того — ласкать женщину очень уютно. Это не похоже на агрессивный минет или ритмичный секс. В куни всё идёт по правилам женщины — нежно, осторожно, ласково. Ты как будто дома, где всё хорошо, уютно, размерено.

Он ещё несколько раз провёл по письке, выбирая приятный для неё ритм. Не сказать, что в Ване сразу открылся талант пиздолиза. Он, в принципе, плохо чувствовал женщину. Довести Зину до оргазма руками ему удавалось один раз из пяти. Так что более всего он сейчас боялся, что провозится до разрыва уздечки, а результата не будет. А Зина, между прочим, заслужила пиздато кончить. Это его долг, как настоящего мужика, крутейшего самца.

— Ты говори, как тебе нравится.

Она сказала «угу», причём прозвучало это настолько отрешённо, что Ваня сразу понял — Зине нравится. Она сосредоточилась и внимает ощущениям. Надо продолжать.

Язык заелозил по письке в подходящем темпе. Влажности прибавилось. Пахло пиздой. И запах тот действительно несравним ни с чем другим. Он прекрасен! Он чудесен. Ваня принялся глотать её соки, и это принятие в себя женских выделений казалось ему ещё одной гранью близости, которую переступает далеко не каждая пара.

Ваня даже понял, наконец, почему многие бабы не считают для себя зазорным проглотить сперму. Они даже тащатся от этого. Здесь всё просто: когда ты любишь человека, искренне обожаешь его, нормально принимать всё, что производит его тело.

А Зина задышала быстрее и нежно так шепнула: «да-да, вот так».

Он шлифовал жене со знанием дела, придерживаясь ритма, который подсказывали движения девушки. В этом деле главное — немного чуткости. И с этим проблем, как выяснилось, практически нет. Она реально тащится. И это не удивительно. Удивительно, что реально тащится он!

— Ох, блядь, о да, блядь! — закричала Зина, красивой дугой выгибая тепло так, что на груди проступали рёбра. Сиськи раздулись, словно их надули насосом до взрывоопасного состояния.

Сперва Ваня подумал, что Зина так симулирует, чтобы его подбодрить, но нет. Он никогда не видел её в таком состоянии, но в нём не скрывалось ни капли притворства. Жена действительно взлетела на олимп блаженства, а ведь она ещё даже не кончает.

Ване захотелось показать ей высший пилотаж, сделать что-то ещё более экстравагантное, чтобы закрепить впечатление о своём мастерстве.

Он спустился к анусу и облизал по кругу. Дырочка к тому моменту уже увлажнилась соками, стекавшими по Зоиной промежности. Ваня подобрал все струйки, охотно глотая их и чувствуя, как безумно пульсирует от удовольствия хуй. Этот затаившийся членище знал, что там, наверху, ему подготавливают почву для крышесностного секса.

— Да, лижи мне жопу, не останавливайся, — попросила она нежным, тоненьким голосочком.

Теперь уже Ваня стал хозяином ситуации. Он дарил наслаждение и отнимал его по своей воле. Мог дразнить Зою, а мог пойти навстречу её желанию. И она ничего не сумела бы сделать. Ей оставалось покорно лежать и принимать всё то, что он захочет предпринять. Она стала заложницей удовольствия, всё её внимание сосредоточилось на пизде и языке, творящем с ней всё, что угодно.

Всё же Ваня облизал жене анус ещё раз, и ножки у той задрожали. А язык уже пошёл вверх и, проскользнув между горячих створок, остановился на клиторе. Найти его не составило труда, ибо этот женский аналог члена распух, испытывая нечто схожее с эрекцией и жаждая прикосновений.

Ваня присосался к клитору и устроил настоящий торнадо, работая, словно миксер.

— О чёрт, как же щекотно. Блин!

Как реагировать на этот вскрик Зои, Ваня не представлял. Он просто импровизировал и думал, что нужно просто проявлять настойчивость в ласках, чтобы довести жену до пика.

— Блядь, я сейчас уссусь! — вскрикнула она.

Что такое бывает, Ваня, конечно, слыхал от тех самых мужиков, которые, по их утверждениям, никогда не делали куни. Но вот чего ему никогда не сообщали — это то, как поступать в таких ситуациях.

Но Ваня всё же успел сообразить. Он нырнул к её дырочке и присосался губами, позволяя горькой горячей капельке ворваться себе в рот. Жидкости оказалось совсем немного. Проглотить её не составило труда, и то, что он не побрезговал, а справился, вызвало гордость за себя.

Зина, казалось, удивилась. Она замерла. Возможно, испытывая стыд, возможно, обдумывая что-то. Наверное, она взвешивала и что-то решала.

Наконец, она расслабилась, и в рот Вани ударила уже более уверенная струя. Ему показалось, что женский напор сильнее и обильней, чем мужской, но справиться с ним при этом вполне реально. Нужно просто расслабиться и быстро принимать всё то, что испускает из себя женщина.

Ваню одолел азарт. Он не хотел проронить ни капельки из этого жидкого золота, выношенного внутри письки возлюбленной. И мочу он бы точно не назвал невкусной. Она очень даже вкусная, но просто по-своему. Запивать ею макароны Ваня, конечно, не стал бы, но вот в интимных обстоятельствах это лучший нектар, который нельзя променять ни на что другое.

А главное — Ваня только сейчас себя поймал на мысли, что ничего рыбного во всей этой процедуре нет. Уж неизвестно, как там обстоят дела с письками у жён Степана Богдановича и Фёдора Валерьевича, но вот лизать пизду Зине — это охуенно. Какая она вкусная!

И если во время куни открыть глаза и наблюдать, как по-кошачьи извивается Зина от удовольствия, то кайф возрастает во много раз. Оказывается, удовольствие-то можно получить не только от раздражения своих гениталий, но ещё и отлично так провести время, просто даря блаженство своей красавице.

Он придумал новый приём — и сунулся языком ей в письку, начал дрючить туда, создавая плямкающий звук. Лицо Вани сплошь покрылось выделениями. Он ощущал, что некоторые из них — особенно густые, а потому тянутся, словно слюна, и эта ассоциация очень нравилась.

Вспомнив, как это делают в порнухе, Ваня харкнул Зине на пизду. И жена довольно застонала, попросив ещё. Он смело плюнул ещё два раза, захарькав ей не только гениталии, но и ноги с животиком. Девушка теперь выглядела, как затраханная и обконченная шалава. Пусть так, но это — его шалава. И Ваня снова углубился в ласки этой ненасытной красавицы.

Попутно он ощупал её грудь и остался под сильным впечатлением от масштабов, до которых увеличились эти дойки. Затем руки заскользили по её неугомонным, ёрзающим бёдрам, шлёпнули по ягодицам. Кажется, Зину сводило с ума вообще всё, что Ваня делает. Она настолько возбудилась, что достигла пика чувствительности.

Ваня принялся себе надрачивать, потому что не был способен больше сдерживаться. Он знал, что может не дождаться жены, но искушение погонять на эту обезумевшую барышню преодолело любые сомнения.

Внезапно она закричала так, как не кричала никогда в жизни. Это не звучало как кульминация, но предупреждало — Зина на грани.

Отложив услаждение хуя на будущее, Ваня сосредоточился на клиторе Зины. А та приподняла бёдра и принялась двигаться ему навстречу, размазывая по лицу благоуханную влагу. Кажется, даже брови Вани намокли до состояния, при котором их можно выжимать. Но он не останавливался, а конкретно так впился в эту сладкую киску. Засосал в себя половые губы, проскользнул между ними языком, сделав этакий «укольчик» во влажную сердцевину. Даже чуть-чуть укусил. И Зине продолжало нравиться абсолютно всё.

Поскольку Ваня уже достаточно устал, он решил снова основательно взяться за клитор и не отступать уже до конца. И хотя Зина пыталась крутить бёдрами, крепкие мужские руки удержали её на месте.

Она отрывисто закричала: «а… а… а…», а потом перешла в мощнейший всплеск оргазма: «ААА!».

Зина кончала, судорожно трясясь, а Ваня продолжал ей наяривать, чтобы усилить это ощущение. Ноги девушки ещё сильнее задрожали от удовольствия... А затем она опала, выдохнув, и замерла.

Но муж не собирался на этом заканчивать. Он медленно продолжал ласки, и это возымело эффект. Через секунд тридцать Зина снова поймала ту же волну и выдохнула уже знакомое «а… а… а…», за которым последовала новая вспышка оргазма.

Так она кончила раз пять или шесть, прежде чем Ваня согласился пощадить жену. На время.

Он гордо встал над нею, вооружённый разбухшим хуем, и разрядил на её лобок и животик обильную струю мужского семени.

— Съешь это, сука. Ты заслужила.

Она покорно собрала всё пальчиком и проглотила, по-щенячьи глядя ему в глаза. В тот день Ваня покорил Зину. Да-да, жена уговорила мужа на куни, и ему понравилось. А главное — понравилось ей. И теперь эта игра станет одной из их любимых. Всё-таки молодцы эти японцы. Хорошие у них интимные идеи.

В следующий раз Ваня обязательно сделает ещё лучше. Скорее всего, этим же вечером.

Рейтинг: 93%
Поделиться:

Похожие рассказы

Жена уговорила мужа на секс втроем с сыном

Спалившись перед новым мужем на измене с сыном, распутная жена уговорила его на горячий секс втроем.

80%
Друзья мужа уговорили на секс втроём

Друзья мужа уговорили на секс втроём. Сперва она ломалась, но потом ей показали, что такое настоящее порево.

93%
Беременную жену трахнули в жопу друзья мужа

Во время небольшой тусовки в загородном секс клубе, беременную жену трахнули в жопу друзья мужа и тот совершенно не был против происходящего, еще и денег заработал с помощью ее жопы.

95%
Пьяная жена пришла домой в сперме

Когда пьяная жена пришла домой в сперме, Андрей не ожидал, что жестко ее оттрахает и захочет это повторить.

93%
Попросила подругу сесть на член мужа

Захотев разнообразить интимную жизнь, Оксана попросила подругу сесть на член мужа и сама поучаствовала в жестком тройничке.

95%
Жена-госпожа издевается над мужем

Устав от того, что Томаш не может удовлетворить ее дырочки, сексуальная жена-госпожа издевается над мужем и мощно кончает во время доминирования.

95%