share-button thumb-up-button clear-button check-symbol menu-button searching-magnifying-glass expand-arrow moon plus-18-movie

Юная узбечка сосёт на скамейке и даёт в анал

Кристину друзья прозвали Клеопатрой за красивую, будто прочерченную лазером чёлку. Да и замашки у девушки имелись царские. Она не любила общаться с людьми на равных, а теми, кто решался с ней сблизиться, пользовалась на всю катушку.

— Вам, друзья, — могла бы сказать юная Клео, — мало что ли просто быть допущенными в моё окружение? Взаимность нужна? Зажрались, сволочи!

— Ну ладно, — хором ответила бы ей дворовая челядь.

Признаться честно, Кристину побаивались. Пусть красотой и гармоничностью она бы сошла за античную статую, но в ту статую кто-то вселил непокладистого, конфликтного духа. Быть может, Иван Грозный или граф Дракула получили в её теле новое рождение. Будь она мужиком, всех бы сажала на свой кол. А тут оставалось лишь лайтово мочить их морально.

Каждый из них помнил, как, например, Кристи заставила соседскую девчонку пить из лужи, а другую раздела зимой догола и, нафоткав, разослала миллиону своих подписчиков. Такой фурии в рот не то, что палец, вообще ничего не клади. Хищница! Вампирша!

В целом, такое положение дел Кристину устраивало. Она особо не парилась, что не с кем поговорить, потому что беседа интересна только с умным человеком, а умнее себя девушка не признала бы никого. Так что разумнее всего ей казалось проводить время за зеркалом, глядя, как отражение пытается подражать её непревзойдённому макияжу.

Мечтала Кристина сперва в «Голливуд», потом — на Рублёву, и, наконец, — просто замуж. Короче, метало девку из крайности в крайность, а жизнь продолжала серо проходить в окружении простых смертных.

Хотелось приключений, чтобы беспощадно встряхнуло. Кристи даже подумывала пойти стриптизёршей или экскортницей ради острых ощущений, да вот беда — она ничего ещё такого не умела. Конечно, стыдно на фоне сверстниц. Ну, а что делать, когда нет достойных спустить с такой принцессы трусики?

Она же — та ещё фифа. Вот как-то ей приходилось слышать, что в Азии автоматы продают ношенное женское бельё. Вроде бы, сняла да отдала — ноу проблем. А Кристина, если честно, спать бы не смогла, зная, что какой-то грязный неандерталец наслаждается её сокровенными кружевами. Девушка даже в своих страшных кошмарах представляла, как этакий мужик-бабуин всё же умудрился выторговать у домашних её новый комплектик и теперь наяривает свою бамбучу, обкрутив её красными полиэстеровыми стрингами.

Какое кощунство! Фу, бля!

Тяжело быть единственной персоной голубых кровей. Кто-то где-то кому-то сказал, будто в мире идиотов гений чувствует себя безумцем. Вот это как раз про Кристину — вся такая охуенная, а оценить некому.

Так, сидя на скамейке у подъезда, она украшала полдень мыслями о том, как перестроит этот безумный мир, когда станет достаточно привилегированной особой, чтобы к её мнению прислушивались там… ну, наверху. Насколько наверху, она ещё для себя не решила, но чем выше, тем, конечно, лучше. Скажем, если бы стать графиней. Интересно, это реально? Говорят, нужно для этого купить землю где-то в Англии. Это сколько стипендий придётся отложить?

Тут на улицу вышел широко улыбающийся парень, одетый не по местной моде. Если кратко описать этого пижона, то выглядел он по-ковбойски, этакий джинсово-шляпный ансамбль. А светлая бородка добавляла сходства с Чаком Норрисом.

Он без интереса посмотрел на Кристину и презрительно фыркнул, типа расселась тут, жопу греет, тоже мне нашлась принцесса.

У неё аж челюсть отвисла от удивления.

— Эй, это ты мне?

Он лишь пренебрежительно махнул и побрёл по пустому полуденному двору, не оставляя шансов для реванша.

Кристина решила броситься вдогонку, но внезапно поняла, что встать не получается. Она приклеилась к лавочке. Словно в насмешку над собой, девушка только сейчас обнаружила на голубой скамейке клетчатый листок, сообщающий, что та покрашена.

Хана её прекрасному, чёрно-белому сарафану. А он так чудесно подчёркивал грудь! Это ужасно.

Задействовав больше усилий, Кристина напрягла коленки и смогла встать, ощущая, как попка неохотно отдирается от этой злополучной поверхности. Какой-то вредитель устроил здесь эту коварную ловушку, а в придачу уничтожил важную информационную весть от Кристины, нанесённую здесь месяц назад. Ведь с того самого момента скамейка надписью сообщала всему двору, что соседский Славик — педик. И тут вдруг эта подлая мебель переметнулась в стан врага и сделала голубой уже саму Кристи.

Теперь ясно, почему смеялся тот Чак Норрис. Он-то сразу заметил оповещение о том, что скамейка окрашена, и хохотнул над Кристиной. А ей бы добраться домой, но это такой стрём в одиночку. Помог бы кто.

— Эй, эй! — закричала девушка. — Пацан, вернись!

— Ты это во мне пацана увидела? — обернулся он.

— Помоги скорее. Иди сюда, блин!

Он вернулся, ехидно пялясь на Кристину. Она проигнорировала это наглое выражение лица и спросила, сильно ли вымазалась.

— Повернись.

Она встала к нему задом и запоздало ощутила, что жопе стало прохладнее, чем было.

— Ты чего творишь, козляра? — одёрнула сарафан она.

— Ничего такого. Проверил и убедился, что у тебя вся жопа в краске.

— Лучше про сарафан скажи!

Парень подтвердил, что одежда испорчена.

Капец! Это же мамин подарок.

— Она ж меня грохнет! — запаниковала Кристина, ожидая от нового знакомства крутого ковбойского решения.

Он задумался и сообщил:

— Я бы мог тебе помочь, подруга. Вынес бы растворитель, и мы бы всё оттёрли. Но ты какая-то слишком заносчивая. Не буду я тебе помогать.

— То есть как? Хочешь, чтобы я сказала «пожалуйста»?

— Нет, я хочу, чтобы ты показала мне сиськи.

Это, конечно, наглость и хамство, но Кристине понравилась уверенность парня в себе. К тому же она не была избалована мужским вниманием. Будучи слишком эффектной девкой, она отпугивала от себя всех особей мужского пола. Она даже не могла вспомнить, когда кто-либо хотя бы ради шутки шлёпал её по заднице. А тут хоть кто-то нарисовался, кто сможет заценить её грудь и сказать, что сиськи охуенные.

— Хорошо, только никому не говори. Давай, зайдём в подъезд?

— Нет, показывай прямо здесь. В твоих интересах сделать всё быстрее, чем кто-то выйдет.

Вот извращуга! Кристина не знала, как назвать тех, кому нравится раздеваться на людях. То ли нудисты, то ли эксгибиционисты, но, как бы те ни назывались, она испытала азарт и почувствовала, что киска начинает мокреть. Вероятность, что кто-то их застанет, очень будоражила.

Послушно девушка спустила тонкие чёрные лямки сарафана с плеч. Парень жадно смотрел, как ткань постепенно сползает, высвобождая внушительных размеров дойки.

Сейчас они минуют тот порог, который дозволен случайным наблюдателям, скажем, на пляже. Вот она — обнажённая интимность почувствовавших холодок сосков. Кристи стыдно, но в то же время она чувствует возбуждение оттого, что её покорили.

Ей особенно комфортно по той причине, что девушка не инициатор, а жертва обстоятельств. Тут уже не обвинишь в распутности и распущенности. Не подкопаться. Это всё он — хитрый и жёсткий Чак Норрис, единственный человек, имеющий власть спасти Кристи от гнева родителей, а значит — имеющий власть над ней.

Она взглянула на сиськи. Насколько непривычно наблюдать их голыми не где-то в запертой ванной, а на улице, посреди двора, где, вполне возможно, из ближайшего окна уже надрачивает пара случайных зрителей. Быть может, кто-то даже сфоткал их на телефон. Одного такого Кристи заметила. И, надо признать, это охуенно. Ещё никогда у неё не было такого внимания мужской аудитории. Девушке нравилось быть покорной. Формула: «Это не я, а меня заставляет» продолжала служить идеальным оправданием.

А Чак Норрис уверенно потянулся к её правой сиське и крепко схватился. Такого уговора не было! Но может ли Кристина что-то возразить? Хозяин ситуации тут один. Ему решать, что можно, а что нельзя. Ладошка пожмякала грудь, оценив её мягкую упругость. Затем парень лизнул палец и провёл им по соску, отчего тот предательски встал, твердея под игривым ветром.

— Эй! Мы так не договаривались!

— Тише, детка. Чем быстрее мы закончим, тем быстрее я помогу с твоей проблемой. Так что не отнимай время на препирания. Единственный твой шанс — угодить мне, усекла?

Она скромно кивнула, а в письке всё сжалось, ибо в фантазиях девушка уже представляла более интимные приключения.

Тут из подъезда появился низкий пухлый мужичок. Вроде как — преподаватель испанского по прозвищу Бурито. И девушка в ужасе представила, как этот самый Бурито подходит к ней и спрашивает у ковбоя разрешения тоже помацать девчонку. А тот с барского плеча жалует ему пять минут облапывания. И идёт она по рукам, как последняя шалава. Фу, это уже облом какой-то.

Но Чак Норрис оказался мужчиной порядочным. Он резко рванул к Кристине и прижал её к себе, пряча сиськи за своей широкой спиной. Соски приятно прикоснулись к холоду его рубашки. Кристина даже машинально ответила на объятия. А руки парня залезли под сарафан и погладили ягодицы.

От неожиданности девушка напряглась, но сопротивляться не стала, ведь мимо шёл Бурито. И, выбирая из двух зол, Кристи предпочла быть облапанной тем, кто уже видел её топлес, чем вот так, вблизи показать сиськи этому старпёру или ещё кому-то.

А ковбой принялся ласкать губами её шею. По телу Кристи побежали мурашки. Грудь приятно согрелась, и отстраняться не хотелось. Она подставила для поцелуя область под ушком, а потом непроизвольно застонала от прикосновения к мочке. Такого удовольствия девушка давно не испытывала. Интересно, насколько будет приятнее, если он влезет к ней под трустики. Наверное, настоящий фейерверк.

Блядь, как она намокла! Похоже, будто обоссалась. Это что-то!

Кристина засосала его с огромным энтузиазмом. Что-что, а целоваться она умела просто великолепно. Он же продолжал наминать попку, причём делал это очень жёстко. Девушка даже пискнула несколько раз, но сопротивляться не собиралась. Она понимала, что находится в опытных руках, которым хочет довериться.

Наконец, он отступил, позволив ей натянуть сарафан обратно на сиськи.

— У тебя красивый разрез глаз, как у египтянки.

— Меня даже называют Клео. Но, на самом деле, я узбечка.

— Никогда бы не подумал, что узбечки бывают настолько красивыми. Я всегда представлял себе каких-то узкоглазых тётичек, которые варят плов среди пустыни и играют на бубне. А ты великолепна. Ты так приятно пахнешь!

— О, поверь, ты ещё многого обо мне не знаешь.

Она поняла, что покорила парня и превзошла все его ожидания. Ковбой реально запал. Джинсы его сильно выпучились, а ствол нуждался в том, чтобы разрядиться. И Кристи хотелось принять этот выстрел. Она знала, что осечки точно не будет, как не будет неуклюжих тыканий мимо дырочки. Этот снайпер сразу вдует туда, куда нужно.

— Смотри, красавчик!

Кристина приподняла сарафан спереди, обнажая трусики. В белье она соображала очень хорошо, всегда выбирая нечто, способное снести крышу. В этот раз Кристи надела чёрные кружевные стринги с золотой, прозрачной сердцевиной. Вариант для настоящей царицы. А главное — в этих трусиках отсутствовала ластовица, ну, короче, имелась дырка под хуй. Так что присунуть получилось бы не снимая.

Позируя для своего восхищённого наблюдателя, Кристи приняла сексуальную позу, точно её фоткали для обложки эротического журнала.

— Охуеть! — восхитился ковбой и расстегнул молнию джинсов. Пошарившись там, он принялся сантиметр за сантиметром вытягивать весьма внушительный хер и, когда закончил, стал наяривать на позирующую Кристи.

— Ну что, мальчик, изменилось твоё представление об узбечках?

— О, принцесса, — простонал он, — я теперь думаю, что это самая сексуальная национальность на этой грёбенной планете.

— Да-да.

Она опустила ручку между ножек и погладила киску. Трусики действительно намокли, несмотря на то, что большая их часть даже не прикасалась к дырочке. Да что там трусики — текло даже по бёдрам! Может, она действительно ссыкнула во время этих сумасшедших объятий? Кто знает! Её сладкая девочка быстро заплямкала под движениями пальцев.

От удовольствия, что за ней наблюдают, Кристи запрокинула голову.

Девушка знала, как красиво смотрится со стороны, с волосами по попку.

Её пиздёнка, судя по колющимся ощущениям, нуждалась в бритье, но Кристину это мало беспокоило. Ей даже нравилась лёгкая щетинка. В этом состоянии заключалась некая ухоженная первобытность, когда ты вроде как отвечаешь вкусам и тех, кому нравится по-природному, и тех, кто испытывает эстетическое удовольствие от полированных лобков.

Пальцы ворочали уплотнившийся клитор, и, если бы дело пошло так и дальше, девушка вполне могла бы обкончаться, но в её планы это не входило. Она ж не вышла на улицу сегодня с мыслями подрочить на пару с Чаком Норрисом. Признаться, у неё вообще не имелось интимных планов, но раз уж дело зашло, то оттянуться надо по максимуму.

— Дай его сюда!

Ковбой послушался и поднёс к ней эрегированный аппарат. Эта дубина отличалась основательными размерами. Испещрённый венами фаллос титана, не иначе. Кристина взялась за него, оценив серьёзный вес, и провела шкуркой по крупной алой головке. Она представляла, как укротит этого исполина, уложит его, можно сказать, на обе лопатки, и получит горячую награду, которую с удовольствием проглотит.

От движений её руки, парень потерял контроль над собой и настойчивым жестом усадил девушку на скамейку. Та хотела сперва возразить, мол, что ж ты творишь, окрашено же, но потом подчинилась. Она решила, что бывает в природе секс сумасшедший, который забывает об условностях и обстоятельствах. Вот этот случай — как раз такой. Сначала — интим, а потом уже всё остальное.

Член навис перед её лицом. Он блестел так ярко, что, казалось, девушка сможет увидеть своё отражение. Широко раскрыв рот, она позволила этому тарану туго втиснуться в себя и поняла, что внутри нет места для манёвра. Ей даже вспомнились страшные байки о том, как люди всовывали внутрь лампочку, а достать без помощи врача уже не могли. Вдруг с таким вот агрегатом случится что-то подобное?

Но все опасения Кристина отбросила. Будь что будет! Сейчас имеет значение лишь то, что её ебут в рот. Она присосалась, чувствуя, как член пульсирует, стукаясь едва ли не о затылок.

Слюни потекли на подбородок, и справиться с этим не представлялось возможным. Иначе бы просто не получилось дышать. И Кристина с удовольствием приняла эту тяжёлую женскую участь, расслабившись, дабы член проникал всё глубже, не вызывая рвотного рефлекса.

На глазах выступили слёзы. Наверняка, по щекам потекла тушь. От утреннего эффектного макияжа, вероятно, остались одни воспоминания. Сейчас она походила на затраханную шаболду.

Нет сомнений, что на балконах и в окнах уже появились зрители, но Кристина могла видеть перед собой лишь кудрявый лобок ковбоя, и это её вполне устраивало. До того, как всё закончится, она не хотела знать, что происходит вокруг.

Опустив руку, она продолжила ласкать себя, елозя ручкой по пиздёнке. Чтобы скользило лучше, потребовалось занырнуть пальчиком в дырочку и сделать пару чавкающих движений. Густая смазка покрыла половые губы, они просто пропитались ею. Если бы Кристина сейчас села на какой-нибудь диван, а не на скамейку, то сушить его пришлось бы достаточно долго.

Ковбой сосредоточенно дышал, дрюча юную узбечку в ротик. И ей захотелось сделать ему ещё приятнее. Она намочила пиздой свободную руку и схватилась холодной влажной ладошкой за яйца. На ощупь они тоже оказались горячими и колючими, как и киска Кристины. От перепада температур и возбуждения шарики ковбоя сжались, словно кто-то затянул на тугой узел мешочек мошонки. Девушка аккуратно перебирала хозяйство Чака пальчиками, ещё сильнее возбуждаясь от перекатывающегося ощущения.

Кристине хотелось, чтобы парень поводил по лицу этими мокрыми яйцами, но она не могла произнести ни слова, а потому лишь жадно впилась в хуй, желая высосать из него всё, что только способен выдать организм этого лихого ковбоя.

Внезапно он вынул член из её ротика, и, к счастью, опасения, что будет как с лампочкой, не оправдались. С головки слюна капнула ей на ножку. Какой грязный интим! Это завело Кристину ещё сильнее.

— Разворачивайся!

Девушка не поняла, что хочет Чак, но тот грубо повернул её, поставив коленками на скамейку. В этой позе Кристина могла обозревать полуденный двор, остававшийся по-прежнему пустым.

Позади парень задрал её сарафан и спустил трусики. И это вызывало недоумение. Зачем? Ведь проникнуть в киску можно, не снимая бельё. Если только… Да ладно?

— Ты что, хочешь меня трахнуть в попу?

— Именно! Выебать, дорогая, отодрать, как последнюю суку.

Он звонко шлёпнул по заднице, и Кристина застонала от наслаждения. Ей всегда казалось притворством, что девушки в порно испытывают удовольствие от ударов, но сейчас жгучая боль вызвала приятные чувства. Боль в реальности происходит всего секунду, а затем наступает охуительный момент, когда тебе становится всё лучше и лучше. То есть приятно не от того, что тебе вжарили, а от того, что это осталось позади.

В то же время есть волнующее ощущение экстрима, поскольку в любой момент тебе могут заехать ещё. Он ведь мог снова шлёпнуть и сейчас, и через минуту. Какой же ебённый адреналин!

Тем временем ковбой раздвинул ей булки и тщательно пролизал сверху донизу.

— Да, так. Вымой мою попку начисто.

Он послушался, продолжив дегустировать её траншейку, но, видимо, делал это не по тому, что подчинялся Кристине, а по собственной инициативе. Она тут ничего толком не решала.

Язык забился об анус, время от времени неглубоко проникая туда. Не сказать, что приятно. Скорее, щекотно. Но возражать против действий Чака Кристи не смела. Она лишь, стоя раком на скамейке, запустила ручку между ног и принялась наяривать переполненный кровью клитор.

Ей снова зарядили по заду. Пизда от удара приятно сжалось. Девушка потребовала ещё, и ковбой знатно залепил ей наотмашь. Это звонкий удар, явно, слышали по всему двору.

В анальное отверстие постучался член. Казалось, что влезть он не способен физиологически. Дело даже не в том, что Кристи никогда не пробовала долбиться в попу. Просто размер несопоставимо больше. В неё будто пытались затолкать кеглю для боулинга, причём со стороны донышка.

Жопа сжалась во всю силу, но член брал своё, мощно продавливая, отвоёвывая миллиметры. Как ни упирайся, а головка уже частично проникла в Кристину, её анал взят штурмом, в норку вползла змея, и остаётся лишь расслабиться, приняв неизбежную участь.

Девушка выдохнула, но так и не смогла убрать сопротивляющееся напряжение из попы. Внезапно член полез назад. Возникло ощущение, будто задница начала опорожняться, всё внутри расширилось, позволяя постороннему объекту без помех выбраться. Однако хитрый ковбой в этот момент вогнал кол внутрь на целую сажень.

Сколько это — сажень, Кристи, конечно, не знала, но, по ассоциациям, ей всунули точно не меньше.

— Ой, прошу тебя, аккуратнее. У меня первый раз.

Он молчал. Лишь погладил спину и ягодицы. Член пульсировал в её кишке, и от каждого его шевеления девушка вздрагивала. Коленки и вовсе охватил мандраж. Казалось, что в этом неудобном положении в принципе нельзя совершить ни одно движение. Она настолько переполнена, как будто в задний проход налили по самый край цемент и дали ему застыть. У него просто не осталось места для фрикций.

Но ковбой знал, что делает. Он поддался чуть назад и вогнал хуище ещё глубже. Кристина вскрикнула на всю округу и почувствовала вкус слёз, затёкших в рот. Её принялись жёстко долбить в жопу. Это казалось невероятным. Не верилось в то, что человек в принципе способен пережить подобное. Однако она выдержала, приняла в себя этого эрегированного гиганта, которого укрощала тугой крохотной дырочкой.

Кристина позволила делать с собой всё, что угодно, потому что с ней явно управлялся мастер своего дела. Она же, в свою очередь, охотно двигалась ему навстречу, ускоряясь. К счастью, девушка не испытывала сомнений насчёт чистоты своей дырочки. Она считала правильным промывать всё с утра при помощи шланга от душа. В этом имелись чисто гигиенические соображения, но вот оно как в жизни-то пригодилось!

— Какая же ты охуенная! — стонал ковбой. Судя по его голосу, осталось недолго. А Кристина ощущала в себе силы укротить ещё десяток таких самцов.

Тут она увидела возвратившегося Бурито. Он затаился чуть в стороне, возле куста самшита, и подсматривал, как юная узбечка сосёт на скамейке и даёт в анал. После своего обнаружения, Бурито виновато потупился и принялся рыться в пакете продуктов, откуда извлёк мороженую курицу.

«Он что, будет её ебать?» — удивилась девушка, кривясь от очередного грубого проникновения в попку. Но Бурито не собирался ебать курицу — он собирался найти кошелёк и показать девушке пачку купюр, явно намекая на возможность перепихона с ним.

Подумав, была ни была, Кристина подозвала его к себе и с готовностью открыла ротик. Так в её жизни произошло первое двойное проникновение.

Зря она недооценивала способности этого пожилого учителя испанского. Член у него стоял твёрдо и имел приятный вкус жасминового геля для душа. Однако выдержки у дядьки хватило ненадолго. Очень быстро он вынул хуй, и обильные белые струи расстреляли девушке личико. Ей хотелось большего, и она поймала самую густую из них, моментально проглотив и улыбнувшись.

— Ай молодцы, молодёжь! — похвалил Бурито и, оставив деньги на скамейке, пошёл забирать пакет домой.

А ковбой, видать, не на шутку возбудился оттого, что Кристину ебёт кто-то кроме него. А может, наоборот, приревновал и решил показать, кто тут альфа. В общем, он взялся тарабанить её вовсю. Дырка Кристины горела. Писька даже не сдержалась и ссыкнула парочку раз, обливая золотистыми струйками ножки.

Дыхание Чака максимально ускорилось. Он стал особенно грубым и жёстким, ебя и лупя Кристину по жопе. Она аж завыла от этого перевозбуждённого напора. Хуй внутри её задницы раздулся, точно перекаченный насосом, и выплюнул в девушку обильную, конскую струю спермы.

Ковбой подался вперёд, стараясь протолкнуть хуй как можно глубже в Кристину, а затем его петушок принялся сдуваться, сражённый выебанной, но никуда не девшейся девичьей сексуальностью.

Когда он вынул и спрятал член за взвизгнувшей ширинкой, девушка села на скамейку и почувствовала, как подтаявшая сперма вытекает из анала длинными каплями. Это следовало бы хорошо помыть. Да и вообще хватит быть покорной девчонкой.

Вернув себе надменный вид императрицы, Кристина свысока посмотрела на уставшего парня и сказала:

— Так, а теперь мы идём к тебе, приятель, мыться и спасать мою одежду.

— Конечно, пошли.

— Ты должен отвечать: «Слушаюсь, госпожа»!

Он поколебался от её уверенного голоса, но в итоге сдался:

— Слушаюсь, госпожа.

Ей нравилось такое развитие событий. Пусть на какое-то время Кристина и превратилась в доступную потаскуху, выебанную на глазах у всех соседей, но это уже в прошлом. Поигрались — и хватит. Сейчас они сходят к этому приятелю, и она, недаром прозванная Клеопатрой, сделает с этим рабом всё, что только пожелает.

Рейтинг: 80%
Поделиться:

Похожие рассказы

Зрелая узбечка с волосатой пиздой изменяет мужу с негром

Скользкие забавы в пустой аудитории, в которой зрелая узбечка с волосатой пиздой трахается с негром. Уставшая от недотраха она изменяет своему мужу.

90%
Голые подростки в больнице изнасиловали медсестру в анал

Событие в одном из отделений городской больницы — голые подростки изнасиловали медсестру в анал. И ей так это понравилось, что развратница решила практиковать это регулярно!

90%
Маленькая голая девственница дает в тугую попку

Под действием возбудителя маленькая голая девственница дает в тугую попку и другие дырочки своему коллеге прямо на рабочем столе во время обеденного перерыва.

90%
Старая врачиха-уролог дает по-собачьи

Старая врачиха-уролог дает по-собачьи многим своим пациентам и однажды про это узнает молодой главный врач, который тоже хочет отведать дырочки милфы.

90%
Пьяную жену трахают в анал на даче

Дина совершенно случайно спалилась на измене своему мужу во время дружеских посиделок небольшой компанией. Но, вместо развода муж с друзьями стали трахать пьяную жену на даче в анал.

95%
Секс с Ритой в автобусе в маленькую тугую попку

Случайная встреча с обаятельной красоткой Ритой в автобусе оказалась роковой и привела к страстному сексу в маленькую тугую попку на глазах у пассажиров.

80%