share-button thumb-up-button clear-button check-symbol menu-button searching-magnifying-glass expand-arrow moon plus-18-movie

Муж уговорил жену на двойное проникновение с неграми

Георгий Николаевич с детства боялся негров. Бывало, везут его в коляске, совсем маленького, а навстречу идёт пара африканских студентов. И всё, Георгий Николаевич — в слёзы, кричит на всю улицу, бьёт тревогу.

Родителям, конечно, стыд. Они перед неграми извинялись, откупались бананами, но вновь и вновь попадали в одну и ту же ситуацию.

Негр, с точки зрения Георгия Николаевича, — существо странное, экзотическое, удивительное. Он даже имел свою теорию на их счёт. Скажем, тигр — зверь в полоску, потому что он прячется в траве. Северные мишки — белые, чтобы сливаться со снегом. А негр — почему он чёрный? Очевидно же: он — создание ночное, невидимое во тьме, крадущееся и что-то коварно замышляющее.

В связи с этим некий трансцендентальный страх перед неграми был присушь Георгию Николаевичу в течение всей его небогатой на события жизни.

И, казалось бы, живи да наслаждайся своей бухгалтерской профессией, красавицей женой Надей, девушкой в провинциальном центре. Но — нет! Негры Георгия Николаевича не щадили и всячески портили ему досуг.

Случалось это как бы ненароком. В фильмах, которые Георгий Николаевич давно собирался посмотреть, белые герои внезапно становились чёрными, не имея на это никакого культурного права.

Даже герой единственной прочитанной Георгием Николаевичем книги, «Стрелка», голубоглазый блондин, на экране отчего-то оказался чернокожим Крисом Эльбой.

— Как так? — возмущался Георгий Николаевич, завтракая с Надей яичницей? — Он же ковбой. Разве может ковбой быть негром? У него там что, банан в кобуре? Ха-ха.

— Дорогой, зай, ковбои как раз неграми-то и были, — виновато констатировала Надя и печально созерцала, как Георгий Николаевич рвёт на голове волосы, читая статью на «Википедии».

Постепенно негритизация жизни Георгия Николаевича преодолела все возможные пределы. А когда в новостях посулили фильм про чернокожую русалочку, терпения мужчины не хватило. Он решил, что надо посмотреть страху, в лицо и пошёл уведомить о сём Надю.

Она сидела на кровати, поджав ногу, и зашивала рубашку. Даже в этой несуразной бежевой пижаме Надя выглядела очень сексуально, на вкус Георгия Николаевича. Девушка обладала тощей, мальчишеской фигурой, чёрными волосами под каре и плоской грудью. По этому поводу мужчина иногда задумывался, не пытаются ли через Надю в его жизнь проникнуть ещё и гомосексуальные наклонности, но всегда гнал от себя эту мысль, как назойливую муху. Это уж чересчур!

— Надь, я решил разобраться с неграми.

— О боже, снова ты про них. Что опять?

Георгий Николаевич объяснил, что страху нужно смотреть в глаза. И ему надоело бояться негров. Нужно встретить настоящего чернокожего студента и показать ему, кто лучше. Устроить соревнование и победить.

Девушка удивилась и спросила, в чём же именно Георгий Николаевич собирается побеждать негров, ведь он ничего не умеет. В боксе — отхватит, шахматы — не освоит. Хуями он что ли будет с неграми меряться?

— А вот почему бы и нет? Разве у меня маленький агрегат, скажи?

— Ну, у негров, знаешь ли, по колено.

— Так ты на их стороне что ли?

От негодования Георгий Николаевич аж кулаки сжал и затопал короткими ножками.

Конечно, Надя не была на стороне негров и очень хотела как-то поддержать мужа, но придумать сферу, в которой он мог бы превзойти чернокожего атлета, не могла. Единственная заслуга, за которую девушка так сильно ценила Георгия Николаевича, — это то, что он умел трахаться как боженька. Вот только чем это в данном случае поможет?

Мужчина задумался. Действительно она права. Было бы странно вызвать негра на трахательную дуэль, лечь где-то в кустах валетом и посмотреть, кто кого передрючит. Это уже катастрофическое моральное падение.

Вот если бы какая-то девушка, выбирая между Георгием Николаевичем и негром, объективно бы выбрала его — вот это был бы показатель. Вот, правда, за жизнь он переспал только со своей женой и изменять ей ради белого возмездия не собирался.

Надя тоже не знала, что предложить. Она надолго задумалась, а потом, глянув с испугом, спросила:

— Ты же не предлагаешь мне переспать с негром, чтобы в конце сказать ему, что мой муж лучше? Ты же понимаешь, какая это чушь?

Но Георгий Николаевич уже ничего не понимал. Он услышал ту самую единственную идею, которая позволила бы ему взять реванш за годы негритянской деспотии.

Конечно, может показаться странным, что Георгий Николаевич в этот момент не испытывал ни ревности, ни угрызений совести по поводу того, что хотел подложить жену под чужого мужика, но надо быть Георгием Николаевичем, чтобы понимать, насколько сильно волновала его тема с неграми. А так как никто из нас Георгием Николаевичем не является, то и осуждать его мы не станем.

— Надь, ты ведь же сможешь объективно признать, что я лучше негра? Прямо так и скажешь — мой муж лучше. Хорошо?

Она не на шутку испугалась, видя одержимость мужа.

— Жора, я это ему и так скажу. Приведи, и я скажу, что хочешь. Только не надо меня заставлять спать с кем-то ещё.

Требовать от жены подобное Георгий Николаевич не мог. Он вообще отличался мягкостью нрава и по жизни чаше выступал терпилой, тюфяком и конкретным лохом, а темперамент умел проявить только в постели. Драл жену круче любого Вудмана.

Однако соображалка у Георгия Николаевича работала. Он знал, что у жены есть давняя мечта, на которую давно они жалели денег. Но ради такого дела можно будет и раскошелиться. Он набрал воздуха в грудь и сказал:

— Я куплю тебе ту самую шубу. Ну, которая со скидкой.

— Ах, дорогой! — Она растаяла.

Дальше уже потребовалось лишь аккуратно развивать тему и раскручивать жену. Она в целом была согласна. Главное, чтобы Георгий Николаевич не ревновал.

— Ни в коем случае. Это же на моих глазах произойдёт. Я хочу видеть, как этот негр будет пыжиться над тобой, а в итоге ты его обламаешь и скажешь, что я круче. И он сокрушённо уйдёт с вяло болтающимся хуем.

Надя действительно перестала возражать. Казалось, что ей, по большей части, была страшна реакция Георгия Николаевича, а вот на подобную авантюру девушка согласилась вполне охотно.

— Я бы тоже хотела что-то вынести из этого опыта для себя. У меня никогда не было тройничка. Может, вы вдвоём меня отпорите?

— Исключено. Негр должен узнать уже постфактум, что я круче, а не видеть это сразу. Но, если ты хочешь тройничок, то… ха-ха. — Его глаза сатанински блеснули. Георгий Николаевич выглядел злобным властелином, задумавшим коварный план. — Я приведу тебе двух негров, и мы их обоих поставим на место. Да, мы так и сделаем.

Пару минут обсуждения, и муж уговорил жену на двойное проникновение с неграми.

На следующий день она помылась, побрила киску и надела лучший комплект белья под новый коротенький домашний халат. А Георгий Николаевич направился на пляж. Проживал он в приморском городе и точно знал, что летом негров можно найти на побережье. Там они бродят, наряженные как дикари, чтобы за деньги туристы с ними фотографировались.

Первое время Георгию Николаевичу не везло с неграми. Он встретил продавщицу кукурузы и фотографа с игуаной. Через полчаса прогулки обнаружил ещё одного фотографа с попугаем Кешей, и этот говнюк Кеша укусил Георгия Николаевича за палец. А в целом день шёл без приключений.

В самых укромных уголках пляжа загорала голая пара, и атлетически безупречная девушка, переворачиваясь, сверкнула идеальной формы киской. Мысленно Георгий Николаевич запечатлел сей образ, пообещав себе обязательно передёрнуть на красивое воспоминание как-нибудь вечерком.

И вот они — бамбучи в банановых юбках и с копьями! Нутро Георгия Николаевича сжалось в неком подобии страха и неуверенности. Он даже не представлял, как здороваться с неграми.

— Респект! — попробовал мужчина.

— Фото? Фото! ФОТО! — заклинала пара чёрных великанов, водя вокруг него хоровод.

Георгий Николаевич согласился на фото и попросил ту самую, обнажённую девушку клацнуть их на память. Она, ничуть не стесняясь, сделала так, позволив созерцать своё идеальное тело. Уж лучше бы на фото была она, чем три обнимающихся мужика.

Георгий Николаевич вынул порядочную сумму и покачал ею перед неграми.

— Фото! Фото! — заволновались они.

— Нужно пойти ко мне домой и трахнуть мою жену.

— Фото! ФО-ТО!

Судя по всему, негры ни бельмеса не понимали по-русски. Они просто хотели предложить ему сделать целый фотоальбом за пачку денег. Надо было переходить на английский или французский, или африканский, но Георгий Николаевич по-чужестранному не знал практически ничего и попытался объясниться на пальцах:

— Видео! Хоум! Хоум-видео! Гоу ту май хаус энд гоу видео. Порн видео. Андерстенд?

Негры переглянулись и озадачено спросили:

— Гей-видео?

— Но, вуман-энд-ту-блек-мэнс. Окей? Ай гив ту ю мани. Наличные энд перевод онлайн. Ес?

Сложно сказать, поняли ли его негры, но они согласились прошествовать к нему домой. Благо, идти недалеко.

И вот они на месте. Будучи босыми, негры не стали разуваться, а вот копья Георгий Николаевич заставил оставить в прихожей и проводил гостей в спальню.

На кровати раскинулась красавица Надя. Она развела ножки, так что из-под короткого алого халата виднелся чёрный треугольник сетчатых трусиков. Девушка выглядела взбудораженной, возможно, возбуждённой, но в то же время настороженной визитом двух незнакомцев.

Те тоже, казалось, растерялись и с вопросом посмотрели на Георгия Николаевича.

— Порн-видео? — уточнили они.

— Ноу-ноу. Факен её, гоу!

— Мужик, скажи по-русски, чё ты хочешь? — внезапно заговорил один из них на очень хорошем русском.

Георгий Николаевич офонарел от такого развития событий, но быстро вернул себе самообладание. Нет уж! Больше негры не поставят его в неловкую ситуацию. Тут один хозяин ситуации — он сам.

— Выебите мою жену! Вот что я хочу!

Те никак не решались, удивлённые его предложением, но Георгий Николаевич уверенно сорвал банановую юбку с одного из них и не смог воздержаться от соблазна взглянуть на чёрный хуй.

Легенд на тему размеров негритянских аппаратов ходило множество. И, надо признать, они имели основания. Членяка этого африканского самца действительно оказался больше, чем у Георгия Николаевича. Причём он ещё не был до конца эрегирован, а лишь начинал набухать, привыкая к новой для себя интимной ситуации.

Второй негр освоился быстрее и, моментально раздевшись, ринулся к Наде. Крепкие руки грубо задрали ей халатик до плоского белоснежного животика с пирсингом и рванули вниз чёрные трусики.

— Ох, какой ты темпераментный, — только и успела вымолвить она, со стеснением скрещивая ножки.

Первый негр тоже разделся, но пока стоял, надрачивая на происходящее. Его товарищ развёл девушке ноги и облизнулся, рассматривая нежную писичку.

Георгий Николаевич задумался, выдержит ли её розочка напор этих двух самцов. Возможно, жене будет тяжело с непривычки. Но так даже лучше. Он никогда не видел её секс со стороны. И если в этом половом акте произойдёт немного насилия, это даже к лучшему. Во-первых, это не понравится ей, а во-вторых, понравится Георгию Николаевичу.

Мужчина достал член и тоже стал водить шкуркой по головке, чувствуя, как в руке всё напрягается и утолщается, готовое к соитию, которого пока не произойдёт. Сегодня Георгий Николаевич — только наблюдатель или даже режиссёр ситуации. Ну, прямо Пьер Вудман! Неплохо, неплохо.

— Лижи ей пизду! — приказал он.

Негр удивился от столь резкого тона, но Георгий Николаевич считал, что имеет право руководить, раз купил их на этот вечер. В этой ситуации заключалось нечто рабовладельческое. Явное такое доминирование, которого так сильно недоставало Георгию Николаевичу всю жизнь. Сейчас он отыграется на неграх за всё.

— Лижи ей пизду, я сказал!

Тот послушался и покорно приник к письке Нади, глядя поверх лобка на её реакцию. Девушка всеми силами пыталась расслабиться, но Георгий Николаевич прекрасно видел, что та слишком напряжена и ей, скорее, щекотно, нежели приятно.

Впрочем, в этом ничего плохого нет. Никто не говорил, что в этих обстоятельствах Надя или негры должны получить удовольствие. Всё это представление происходит для одного единственного человека — Георгия Николаевича, хозяина ситуации. А остальные — его рабы, которые сделают всё, что угодно, за шубу и пачку бумажек.

— Лучше лижи, старайся, негр!

Георгий Николаевич подошёл к нему и пнул. Негр недовольно хрюкнул, но продолжил лизать активнее. Он даже не противился, когда мужчина взял его за затылок и поглубже вдавил носом в пизду.

— А теперь к жопе спускайся, лижи ей жопу хорошенько.

Хуй Георгия Николаевича вытянулся колом и даже задевал негритянское ухо, но это сейчас не имело значения. Нужно было придумать занятие для второго чернокожего товарища.

— Иди сюда, парень. Дай моей жене в рот!

Негр послушно зашёл с той стороны кровати и встал на коленках над ротиком Нади. Она испугано глядела на чёрную елду, которую целит ей между губ это мускулистое тело, но не стала возражать, а послушно раскрыла рот, языком поправив чуть не промахнувшуюся головку.

Надо отметить, что негр не слишком церемонился с белой самкой. Едва ему позволили всунуть ей в рот этот чёрный аппарат, парень проявил всю свою африканскую дикость. Он всадил очень глубоко, отчего девушка закашлялась, но даже не подумал тормозить и принялся ебать агрессивно, как изголодавшийся самец, спешащий поскорее кончить.

Надя захлёбывалась и явно не получала никакого удовольствия от потуг второго негра ей отлизать.

— Так, теперь присунь ей! — распорядился Георгий Николаевич.

Негр встал одним коленом на кровать и прицелился головкой в Надину дырочку. Жеребячий хуй, казалось, собирается показать фокус, поскольку намерение всунуть такую дубину в эти узкие бёдра выглядело какой-то фантастикой.

Однако, кто их, негров, знает. Может, какие-то заклинания вуду, может, какие-то ещё экзотические хитрости позволяли этом парню сотворить невозможное. Секунда — и писичка Нади приняла в себя этот испещрённый венами ствол. Он скрылся там целиком, а девушка застонала, захлёбываясь слюнями.

Слыша, как негритянские яйца стучат по её лбу и попке, Георгий Николаевич резво гонял лысого. Он не на шутку возбудился. Его жену прут негры, но при этом всей троице жутко неловко. Негры проникли в его дом, но оказались беспомощными в попытках удовлетворить его красавицу жену. Возможно, прямо сейчас, принимая один хуй в ротик, а другой в киску, она жаждет лишь того, чтобы на их месте оказался тот единственный мужчина, который умеет с ней обращаться.

Но Георгий Николаевич не собирался никого щадить.

— Ставьте эту суку раком, ребята.

Они грубо перевернули её, вовсе не заботясь о том, чтобы сделать это аккуратно. Растерянная Надя неуклюже дала себя раздеть, встала на четвереньки и охнула, но негритянская рука тут же сильным нажимом заставила девушку красиво прогнуть спину.

Один из негров моментально вскочил на кровать и пристроился сзади. Он действовал как собака, без страсти, но с животной похотью. Казалось, им движет единственное желание — ебать всё, что движется, причём ебать за деньги. И это забавляло Георгия Николаевича.

Мужчина включил камеру на телефоне и стал снимать скривившееся от напора лицо девушки, едва её начали драть сзади.

— Ну, нравится? — спросил Георгий Николаевич.

— Не-е-ет, — простонала она.

— Я лучше?

— Да-а-а-а.

Он дал ей пощёчину. Назвал сукой, блядью и негритянской подстилкой. Немного подумал и харкнул ей в лицо.

— Еби эту дрянь в жопу! — распорядился Георгий Николаевич.

— Ой, моя попа! — испугалась Надя.

— Заткнись, блядище!

Возможно, где-то на входе в свои задние чертоги девушка и пыталась сопротивляться, сжав сфинктер. Но негру это сопротивление оказалось до лампочки. Он втиснул огромный хуище ей в зад и принялся драть во весь опор.

— Ох, моя попа просто горит, дорогой! — пожаловалась Надя.

— Так тебе и надо, шлюха! Эй, второй негр, залазь под неё, засунешь моей жене в пизду.

Второй негр послушался. Залез под девушку и, насадив её на кол, поймал за бёдра, чтобы Надя уже никуда не соскочила.

Её затарабанили с удвоенной силой. Георгий Николаевич, продолжая снимать происходящее на видео, даже на секунду побеспокоился о том, что девушке могут порвать обе дырки, превратив в одну, но большую.

Но нет. Там же всё достаточно эластично.

А Надя продолжала визжать, будто её резали. Она кричала, явно не испытывая удовольствия от жёсткой ебли. Скорее всего, сейчас девушка мечтала лишь о том, чтобы негры скорее накончали ей в рот и ушли по своим негритянским делам, отдыхать куда-то под пальму и не помыслили больше трогать больше простых белых людей.

Но Георгий Николаевич надеялся, что зрелище продлится ещё какое-то время. Он фантазировал, представляя, что наблюдает, как где-то в далёких Соединённых Штатах два чернокожих раба устроили бунт и взяли в плен свою белую хозяйку. И теперь они решили отыграться за всё, наказав её, как следует.

— Жёстче, друзья, жёстче! — распорядился Георгий Николаевич и достал банан. Сняв кожуру, он протянул его тому негру, который, стоя, дрючил Надю в жопу. — Угощайся, силы нужны мужику.

Тот послушно взял банан и, подкрепившись на ходу, смачно залепил Наде ладошкой по заднице. На белоснежной коже этой юной узенькой попки тут же загорелась алая пятёрня, словно знак, призывающий остановиться.

Но останавливаться было рано. Георгий Николаевич сам забрался на кровать и принялся тыкать хуём в лицо Нади.

— Бери и соси его, сука. Если сделаешь всё хорошо, я тебя пощажу.

Она, плача и хныкая, поймала хуй губами и принялась сосать, извиваясь от лютой негритянской порки. Жена всегда отлично делала минет, и даже сейчас, в столь неудобном положении, она умудрялась доставить огромное удовольствие. Георгий Николаевич балдел, однако старался сохранить непреклонность.

Ему хотелось продлить мучения супруги, чтобы она в жизни больше никогда не посмотрела на чужого мужика, тем более — на негра.

— Что-то ты совсем плохо сосёшь. Сейчас скажу, чтобы они с тебя спустили три шкуры.

Протестующее мыча, Надя стала работать ещё усерднее, она тянула, словно пылесос, образовала внутри себя настоящий вакуум. Кажется, в этот момент девушка не желала ничего так сильно и страстно, как семенной жидкости Георгия Николаевича.

Если бы так продолжалось ещё какое-то время, он бы кончил. Но следовало продержаться дольше, чем негры. А вот когда они уйдут, он возьмёт её, заёбанную, и покажет, как огуливают баб настоящие мужчины.

Резким движением Георгий Николаевич вынул член изо рта Нади и поднял её лицо на себя, взяв за волосы. С открытым ртом она охала, предано глядя в глаза мужа.

— Высунь язык.

Она высунула, возможно, предполагая, что муж собирается кончить, но Георгий Николаевич просто длинно харкнул ей в рот.

— Ты ебёшься с неграми. Докатилась! — возмутился он.

Видимо, от происходящего Надя просто уже ничего не соображала, потому и ответить вменяемо не смогла, а лишь проглотила плевок мужа и принялась громко кричать от усиливающегося напора негров.

Ощутив желание поссать, Георгий Николаевич прицелился в лицо жены. Они никогда не занимались ни чем подобным, но сейчас он считал её достаточно грязной и униженной для того, чтобы сделать с нею всё, что приходило в голову. Несколько секунд потребовалось для того, чтобы преодолеть внутренний психологический барьер, запрещавший ссать на людей, и в лицо Нади ударила тугая струя мочи.

Девушка удивлённо вскрикнула, пытаясь отвернуться, но тогда начинало течь ей по волосам, спине, даже в рот немного попало.

— Эй, ты чего! — закричал негр, который лежал под Надей. Кажется, его заливало.

Но Георгий Николаевич вошёл в кураж и не нуждался в том, чтобы кому-то что-то объяснять. Он гордо выпрямился и вскинул хуй, чтобы окатить золотистой дугой второго негра — того, который ебал Надю в жопу.

Поскольку хозяин никак не прокомментировал эти свои действия, вся троица, приняв ситуацию, послушно продолжала оргию, пока Георгий Николаевич их всех обссыкал.

Ещё никогда ему не приходилось ощущать себя настолько свободно. Эта компания принимала абсолютно любую его выходку. В этом заключалось особое очарование ситуации.

Наконец, негр, который ебал Надю в жопу, вынул член из её попки и изверг из своего дула необъятную струю спермы, плюхнувшуюся вдоль углубления Надиного позвоночника.

— А теперь слижи и съешь это! — приказал Георгий Николаевич.

Негр послушался и вылизал спину Нади начисто.

Затем мужчина отправил негра за копьём и приказал воткнуть его тупой стороной Наде в жопу.

Древко долгое время не хотело залазить, но Георгий Николаевич дал жене пощёчину и потребовал, чтобы эта сука покорилась ситуации и расслабилась.

Превозмогая себя, девушка расслабилась и позволила всунуть в себя где-то двадцать сантиметров палки. Получилось сюрреалистическое зрелище: негр, прочищающий зад девушки копьём, будто шомполом.

Чтобы она не слишком визжала, Георгий Николаевич приказал жене лизать яйца и крепко обхватил при этом за затылок, чтобы она не рыпалась. Наконец, нижний негр выскочил из-под Нади и принялся интенсивно надрачивать, с вопросом глядя на Георгия Николаевича — мол, куда кончать-то?

— Иди сюда, в рот ей кончи, парень!

Негр поспешил сменить Георгия Николаевича перед лицом Нади и спустил ей в рот, наверное, целый литр спермы. Часть просто не поместилась и принялась стекать на кровать.

Георгия Николаевича такой расклад не устроил. Он собрал пальцем капельки с её подбородка и заставил жену этот палец обсосать, а потом прихватил девушку за волосы и приказал вылизать испачканную наволочку.

Второй негр спросил разрешения вынуть копьё из Нади, и Георгий Николаевич решил, что можно дать на это добро.

Заёбанная жена повалилась на бок и принялась вытирать растёкшуюся по глазам тушь. Внезапно вспомнив общение, она поспешила сообщить:

— А мой муж ебётся лучше чем вы, гребённые педики!

Те остолбенели, но ничего не стали возражать, с уважением посмотрев на человека, который ебётся лучше чем они.

А Георгий Николаевич позволил гостям одеться и провёл их в коридор, где щедро расплатился за совершённую оргию. Признаться, негры его нисколько не поразили. Нет в них той изысканности и изобретательности, которая есть в нём. Не соперники они Георгию Николаевичу, щеглы!

— Респект! — сказали негры на прощание.

— Ага, негры и люди друзья, — согласился он, запирая дверь.

Затем Георгий Николаевич вернулся к жене, свернувшейся калачиком на зассанной кровати. Ну что, дорогая, скажи теперь честно, я лучше ебусь, чем негры?

— Да, дорогой, они тебе вообще не конкуренты. Мне не было ничуточки приятно, и всё это время я думала только о тебе. Ты лучший ёбарь на всём белом свете.

— Вот именно — белом! А сейчас, милая, я покажу тебе настоящую страсть.

Он залез на Надю и резко вошёл в неё. Девушка обхватила мужа ножками, готовая к крутому сексу. В этот момент они оба испытали счастье. Надя, вероятно, от того, что ей скоро купят новую шубу, а Георгий Николаевич от того, что он лучший любовник на свете и даже двое негров ему не чета.

Рейтинг: 80%
Поделиться:

Похожие рассказы

Жену друга заставили сосать и глотать сперму

Перевозбужденные парни нашли отличное решение проблемы со своим задолжавшим другом - они заставили его жену сосать и глотать сперму, которая лилась фонтаном из их членов.

93%
Беременную жену трахнули в жопу друзья мужа

Во время небольшой тусовки в загородном секс клубе, беременную жену трахнули в жопу друзья мужа и тот совершенно не был против происходящего, еще и денег заработал с помощью ее жопы.

95%
Трое таджиков и кавказец трахнули мою жену-шлюху

Узнав об измене моей жены Лены, я сделал так, чтобы трое таджиков и кавказец трахнули мою жену-шлюху во все щели и был очень удивлен, когда понял, что мне безумно понравилось за этим подсматривать.

95%
Хулиганы заставили жену сосать при муже

Кирилл задолжал денег местному бизнесмену и тот отправил парней, чтобы хулиганы заставили его жену сосать при муже их огромные члены и отрабатывать долг.

90%
Пьяную жену первый раз выебали в жопу на работе

Узнав, что его пьяную жену выебали на работе, менеджер Евгений не сдержался и устроил для развратницы жесткий тройничок с боссом и трахнул ее в жопу в первый раз.

90%
Муж уговорил жену изменить с другим

Испытывая неловкость от регулярных походов налево, муж уговорил жену изменить ему с другим, чтобы искупить свою вину.

90%