share-button thumb-up-button clear-button check-symbol menu-button searching-magnifying-glass expand-arrow moon plus-18-movie

Муж неожиданно вернулся из командировки

Прапорщик Иннокентий неожиданно для себя отправился в командировку. На самом деле, если начистоту, прапорщиком он давно не был, но все соседи, друзья и родственники по привычке называли Иннокентия прапорщиком. И это звание ему очень шло. Хитрый, предприимчивый, наглый — Иннокентий представлял собой самого классического прапорщика из числа таких, про которых сочиняют самые забавные анекдоты.

Жена прапорщика Фаина работала моделью. Правда, справедливости ради, поработала она в сфере модной индустрии всего один день: сфотографировалась в свадебном платье для ближайшего магазина, после чего у них произошёл конфликт с владельцем, ибо Фаина хотела фотосессию в ню, то бишь голышом. Ну а хозяину магазина фото Фаины в ню было совершенно не нужно. Короче, не сошлись они тогда во мнениях, и Фаину еле как заставили одеться и пойти на все четыре стороны.

Фаина отличалась очень распутным нравом и любила делать непристойные предложения всем тем, кто на эти предложения мог бы потенциально откликнуться. Послужной список у неё, если разобраться, довольно внушительный.

Например, четыре года назад Фаина вызвала к себе сантехника. Прапорщик Иннокентий тогда как раз ездил в Крыжополь к дядюшке. Сантехник оказался классическим, как из порно. Фаина легла под него и потребовала экстрима. Однако её гость к экстриму не приготовился: вонял потом, пачкал женщину грязными руками и никак не мог найти скромных размеров писюн среди густых лобковых зарослей.

Однако первый провал вовсе не остановил Фаину, и она принялась искать дальше. Следующей её жертвой стал сосед-ботаник Григорий, который очень гордился своим голубым кактусом. Фаина попросила тоже посмотреть на кактус и напросилась к Григорию в гости. Там она поспешно разделась и села в кресло, растопырив ноги. В этой позе гостью и застала жена Григория Клара, которая отдубасила Фаину вонючей тряпкой и выставила за дверь.

Таких эпизодов случалось немало, а самый последний произошёл, когда прапорщик Иннокентий поехал к тёте в Кисловодск. Тогда Фаина притащила в дом какого-то студента медицинского вуза. Звали его как-то странно, то ли Панас, то ли Юлий, и вот он попросил покушать и кушал так много и долго, что у Фаины кончилось терпение. В результате женщина выставила этого лангольера прочь из дому и долго ревела в подушку, пока прапорщик Иннокентий трясся в вагоне поезда, в сотый раз почитывая «Эмануэль», свою любимую книжку.

«Эмануэль» Фаина тоже читала и люто ненавидела, потому что у главной героини этой истории с сексом всё получилось. Получалось с сексом и у подруг Фаины. Она даже перетрахала полгорода. А вот Фаина до сих пор имела интимные отношения исключительно с Иннокентием, а очень уж хотелось расширить ассортимент, нанести, так сказать, ещё один хуй на борта своего сексуального истребителя. В конце концов, чем выше спрос на бабу, тем она сама моложе, привлекательнее и интереснее.

Когда Иннокентий отбыл в командировку, Фаина пошла к зеркалу и долго пыталась найти в отражении какие-то недостатки. Но, как ни крути, с внешностью у Фаины не имелось проблем. Симпатично накрашенная женщина, намного младше мужа, одета со вкусом, лоском и шиком. И в постели, чтобы вы знали, она — та ещё амазонка. Фаина любила сверху. Садилась на прапорщика и скакала на нём, как на крепком жеребце. В такие минуты он кричал:

— Ох, родная, пощади, милая, кончаю!

Но Фаина не щадила прапорщика Иннокентия и, извиваясь как змея, доводила его до пика, заставляя залить в себя полную пизду спермы, а потом очень медленно, словно нехотя, разлеплялась с ним и слизывала с его груди и лобка всё то, что накапало с её переполненной дырочки.

И вот такая радость досталась всего одному мужику? Ну, это же несправедливо! В конце концов, Фаина нуждалась хотя бы в том, чтобы кто-то со стороны оценил её сексуальные навыки и сказал бы, что вот эта женщина — нереально, просто неебически крута в постели.

А Фаина тогда бы взяла, нагло бы так встала с этого заёбанного самца и ответила:

— Нетушки, парень, я принадлежу только прапорщику Иннокентию. Ты теперь будешь вспоминать меня всю жизнь и никогда не получишь. А он будет ебать меня столько, сколько захочет. И он сделает это так, как захочет. Завидуй и пошёл вон!

Её так грели эти мысли, что прямо не было сил, как хотелось кому-то дать. Но, кажется, что Фаина жила в какой-то иной реальности. У всех нормальных девок не имелось отбоя от тех, кто готов занимать очереди в их опочивальни. А у Фаины — голодные студенты, лохматые сантехники да женатые ботаники с голубыми кактусами. Херня какая-то выходит.

И вот, когда прапорщик Иннокентий уехал в командировку, Фаина вышла на охоту. Надела лучшую из имевшейся одежды, а главное — под короткую юбку нацепила чулки с паутинками. Побрела по улице, размалёванная, как последняя шалава. Виляла бёдрами так, как это делают модели, всё ожидая, когда же на это клюнут достойные ребята.

Идти далеко не пришлось. На скамейке у ближайшего подъезда сидели два молодых человека, одетые как рэпер и панк. Оба, на вкус Фаины, выглядели довольно симпатично. Рэпер — прямо совсем юноша, ухоженный красавчик. А панк — брутальный мужлан с цветастыми татухами и цепями на брюках.

— Мадам? — удивился рэпер, разглядывая её длиннющие ноги. — Мы вам можем чем-то помочь?

— Возможно, — игриво поводила она ножкой, надеясь, что не выглядит как идиотка. — Вы бы не могли бы пройтись ко мне домой? Мне нужна помощь двух молодых и сильных мужчин.

— А вы, собственно, по какому вопросу? — насторожился рэпер, но панк жёстко пристукнул его по ноге тяжеленным ботинком и вмешался в разговор:

— Конечно, мы охотно вам поможем.

Хотя панк и не производил впечатления обременённого интеллектом человека, он всё же смекнул, что имеет неплохие шансы присунуть этой красотке, если проследует за ней. Однако Фаина быстро разочаровалась в его умственных способностях, когда тот, совершенно не думая о том, что их видят, подмигнул рэперу, мол, ты чё, парень, у нас секс наклёвывается.

Но выбирать Фаине не приходилось. Так что она предложила молодым людям пройтись за ней следом и повела их в свой подъезд. На лестнице она специально пошла ближе к краю, чтобы позволить панку подсмотреть под юбку. Для этих целей она нацепила потрясающие розовые стринги из магазина «Интим», которые практически не закрывали ничего на её гладкой, как стекло, писичке.

Панк действительно купился и замер у перил, пялясь вверх, на бёдра и задницу Фаины.

Рэпер вёл себя скромнее и продолжал подъём. Однако женщина, резко обернувшись, обнаружила, что тот всё же посматривает на её попку. Это и не удивительно, ведь юбка у Фаины имела свойство подниматься, обнажая полупопицы. Иногда даже на улицах мужики притормаживали позади Фаины и пытались через карман брюк помять свой аппарат, как бы лайтово вздрочнуть на ходу. И это, конечно, льстило женщине.

Она открыла дверь и впустила молодых людей в помещение. В квартире приятно пахло парфюмом, романтически горели свечи и царил интимный полумрак. А вот угощения отсутствовали. Наученная прошлым опытом Фаина решала, что кормить чужих мужиков ей не по карману.

Парни зашли и позволили женщине протиснуться между ними, чтобы закрыть дверь на замок.

— Так а с чем мы вам должны помочь? — заволновался рэпер.

— Всему своё время, — она прислонила палец к губам юноши, очень надеясь, что это выглядит именно сексуально, без театральной наигранности и принуждённости. — Пройдёмте в зал, располагайтесь.

Она села напротив молодых людей в кресле и принялась медленно, как в «Основном инстинкте», перекидывать ноги, чтобы позволить гостям оценить прекрасный внешний вид всех тех сокровищ, что скрывала юбка от простых смертных. Фаина прекрасно чувствовала, что тонкая ниточка розовых стрингов сместилась в сторону. Посему неудивительно, что панк не просто пялился туда, как загипнотизированный, а прямо облизывался на щель Фаины, словно собака.

— Нравится? — поинтересовалась женщина у гостей.

— А то! — восхитился панк и принялся через брюки мять себе хуй.

— А тебе?

Рэпер явно смущался смотреть напрямую. В его стеснительности скрывалось особое очарование. Возможно, парень не имел ещё опыта в интимных делах, так что Фаина для него выступала самой первой в жизни искусительницей. И её это очень возбуждало.

— Мне, тетенька, даже неловко как-то от всего, что происходит. Не верится!

— А ты подойди поближе, потрогай и убедись, что всё по-настоящему!

Он не шёлохнулся. Поэтому Фаина сама встала и приблизилась к рэперу. Взяла его за руку и завела себе под юбку, прижала к киске и ободряющее застонала.

Подавляя неуверенность, рэпер попытался пожамкать пизду Фаины, остановился, подумал ещё раз и принялся лапать её уже более уверенно, жадно.

— Как мягонько! — восхитился он.

— Давай, засунь туда пальчик, — приказала она.

И рэпер охотно принялся шебаршить внутри Фаининой письки с такой огромной амплитудой, словно бил в колокол.

— Ох, какой молодец. Осторожнее, осторожнее, — выдохнула она, возбуждаясь. Киска намокла, и, не имелось сомнений, что смазка обильно стекает на ладонь рэпера.

— Тётенька, вы на меня что, написяли? — испугался он.

— Нет, дорогой. Это не моча. Проверь!

Она уверено поставила ножку на диван, схватила за затылок рэпера и ткнула лицом себе в пизду. Тот промедлил секунду, но сориентировался и принялся, захлёбываясь от нехватки воздуха, лизать Фаине. Звуки получались прямо мерзкие, словно какой-то сенбернар жадно хлебал из миски, но на такие мелочи Фаина предпочитала не обращать внимания.

Женщина перевела взгляд на панка, который уже вовсю наяривал свой внушительный хуище.

— Давай-ка я сама сделаю, — поманила парня пальчиком Фаина.

Скинув брюки, он подошёл к ней. С большим удовольствием хозяйка квартиры погладила накаченный пресс юноши, спустилась по его коротко стриженому лобку и схватила упругий ствол.

У Фаины улыбка протянулась прямо от уха до уха. Впервые в жизни она успешно изменяет мужу, прямо у них дома, причём с двумя молодыми, полными сил самцами. Они сейчас изольют на Фаину весь свой пыл. Возможно, оттарабанят её даже не раз, не два, а раз пятнадцать, так, чтобы удовлетворить её, ненасытную сучку, чтобы аж пизда задымилась.

Просто тащась от этой фантазии, она грубо отпихнула рэпера и пала на колени перед панком. Обхватила его головку ротиком и принялась елозить туда-сюда. Хер оказался настолько большим, что не вмещался в рот даже до середины. Но Фаина делала новые усилия, пропихивая в себя всё глубже и глубже.

Слюна стекала по подбородку, на глазах выступили слёзы, макияж, наверняка растёкся, а Фаина всё старалась и старалась всунуть в себя агрегат гостя до конца.

В это время рэпер осмелел. Он, видимо, уже достаточно возбудился, чтобы не отказываться так просто от удовольствия, которое ему сулило с взрослой женщиной. Поэтому он с силой схватил её за бёдра и поставил раком.

— Ох, как грубо! — возмутилась Фаина с членом во рту.

За это рэпер больно хлестнул её по жопе ладошкой и крикнул:

— Молчи, сука! Заткнись, тварь! Я сейчас буду ебать тебя в жопу, ясно?

Подобные процедуры в планы Фаины не входили. Она, в принципе, никогда не давала никому в жопу, а тем более не готовилась к подобному мероприятию сегодня. Хотелось возразить, но панк крепко схватил Фаину за волосы, мешая сопротивляться.

У женщины возникло ощущение, что она больше не хозяйка ситуации. Уже не она решает, как и куда её будут ебать. Теперь эти двое парней взяли инициативу свои руки, так что, если захотят, трахнут и в жопу.

Фаине даже стало страшно от этого осознания. Её право голоса осталось где-то там, в мире цивилизованного общества, где жёны преданы мужьям и не таскают в дом всякое уличное отребье. А сейчас она, будучи шалавой, столкнётся с тем, что её отъебут как дрянь, фактически изнасилуют. И эта кара заслуженная.

С другой стороны, именно то, что её начинают драть насильно, очень приободряло и воодушевляло Фаину. Теперь ей уже не требовалось чувствовать себя виноватой перед мужем. Можно было даже немного посопротивляться для вида. Это не жена изменяет — это с ней, с Фаиной, творят всё то, на что женщина не давала разрешения.

— Да, я сука, накажи меня. Трахни меня в попу.

Рэпер принялся тыкаться в её анальное отверстие хуем, но никак не мог его протиснуть сквозь сфинктер. Хуй всё время съезжал то вниз, то вверх. Скорее всего, дырку следовало хорошенько смазать, но Фаина предпочла молча отсасывать, а не давать советов о том, как её лучше выебать.

Главной мыслью женщины сейчас стала идея о том, что нужно как можно быстрее ублажить гостей, чтобы те ушли. Поэтому она особенно рьяно насасывала панку. И ей становилось всё приятнее от мысли, что сейчас совершенно чужой парень находится сзади и может рассмотреть её киску — ту киску, которую более десяти лет не видел никто, кроме мужа. Пусть смотрит на то, какая она красивая, пусть восхищается.

Фаина даже красивее прогнулась.

— Ну, всади ты ей уже, в чём проблема? — возмутился панк.

— Не влазит, слишком узкая дырочка.

— Харкни ей на жопу!

Рэпер прислушался к совету панка и смачно харкнул на жопу Фаины.

Она даже вскрикнула от неожиданности и получила ещё один, максимально глубокий харчок в глотку. Ещё никогда Фаину не оплёвывали. Это унижение, но унижение возбуждающее. Она чувствовала, как слюна просачивается в анус и холодно затекает внутрь. Чужие слюни в её жопе. Бля, как же это её завело! Женщина сунула одну руку под пизду и принялась массировать клитор. Ей было всё равно на то, выглядит ли она в этот момент извращенкой или ебанутой. Главное — выжать максимум удовольствия от происходящего.

— Лизать она меня заставляла, шлюха! — проворчал рэпер и поковырял в жопке Фаины пальцем, смачивая кольцо ануса. Затем он развёл булочки и снова харькнул на дырку.

— Бля… — простонала Фаина. От унижений она ощущала, что вот-вот достигнет оргазма.

Но в то же время возникло очень пугающее чувство, какое бывает перед уколом. Ты знаешь, что в тебя совсем скоро, в любую секунду, всадят иглу. Что это будет больно, травматично и нифига неприятно. Но это неизбежно. Вот и сейчас она застыла раком, расслабляя дырку, в которую должен был проникнуть член рэпера.

— Хоба! — крикнул тот, вгоняя хуй в женщину до упора.

— Ох, пиздец! — прошлёпала она губами поверх члена панка.

Хуй в жопе сопроводился очень странным ощущением, как будто внутри образовалась протестующая свежая колбасина, не желающая двигаться по задуманному природой направлению. Эта колбасина подалась чуть назад, а потом атаковала вперёд, где, как ожидала Фаина, будет невыносимо больно. Женщине действительно хотелось бы, чтобы парни обращались с ней не так грубо, но попросить об этом она не решалась.

Но, какие бы страхи не предшествовали анальному сексу, он оказался вполне возможен. Уже полминуты Фаину ебали в жопу, и она смогла это пережить, вытерпеть и даже словить некоторый кайф — не столько физиологический, сколько на уровне эмоций.

Однако при этом, если бы Фаине предложили возможность выбора, она бы ни в коем случае не согласилась бы на ещё один анальчик. Она бы лучше отсосала целой роте солдат и проглотила бы у каждого, чем вот так подставлять свою неразработанную дырку.

Да и в целом было что-то несправедливое в том, что она, позвав двух молодых людей ради удовольствия, сейчас задействовала вовсе не те части организма, которые доставят кайф ей. Пизда осталась невостребованной, зато рот и жопа очень интересовали молодых людей.

— Какая хорошая упругая попка у тётеньки. Хочешь попробовать? — предложил рэпер.

— Да, брат, меняемся.

Фаина думала, что они обойдут вокруг неё, чтобы занять места друг друга, но вместо этого парни предпочли грубо развернуть женщину наоборот и всадить ей.

Очень поздно она спохватилась, что член у панка намного больше, а тот вдул ей в зад со всего маху.

Заливаясь слезами, уже не радуясь успеху своего плана, Фаина принялась покорно сосать хуй рэпера, словно заплаканный ребёнок соску. Она, конечно, могла бы посопротивляться и повозмущаться, но не верила в то, что это приведёт к желанным результатам. Её всё равно выебут. Просто это займёт больше времени и сил.

Панк драл Фаину в жопу беспощадно. Он даже вынимал хуй наружу, что оказалось самым неприятным испытанием, ведь сфинктер сужался, а тем временем хуй снова напирал и взламывал все этапы внутренней обороны. Фаину будто раз за разом лишали девственности. И это ощущение проходило просто ужасно.

В один из разов, когда панк достал из её жопки хуй, Фаина явно ощутила, что оттуда прыснуло ещё что-то, небольшим таким фонтанчиком, потёкшим на пол и её икры. Короче, Фаина потеряла контроль над своей переёбанной жопой и опозорилась, засрав свои козырные чулки.

Она представила, что её сейчас заставят мыть ртом этот грязный хуй, и испугалась ещё сильнее.

— Ах ты грязная шлюха, — возмутился панк. — Ты себе полы заделала! Да ты сейчас будешь всё волосами мыть.

Стараясь не огорчить своих насильников, Фаина с утроенным энтузиазмом принялась сосать рэперу, лишь бы тот поскорее накончал ей полный рот и успокоился. Она прямо уже фанатично мечтала о сперме этих парней и была готова максимально постараться, лишь бы её заполучить. Фаина будет покорной, послушной, сексуальной девочкой, сделает всё, что угодно, лишь бы быстрее со всем разобраться.

Панк не стал заставлять женщину мыть хуй ртом, а просто протёр его сорванной с женщины юбкой и бросил её на пол, словно ненужную старую тряпку.

Рэпер принял выгодную позицию перед лицом Фаины и стал хлестать её хуём по лицу, приговаривая:

— Атата! Получи, шлюхенция, шлюхенбляхен ты конченная.

— Так её, суку эту! — поддержал панк. — Грязная шалава ебливая.

Хотя Фаина не хотела быть грязной шалавой ебливой, она всё же понимала, что характеристику ей, по существу, выдали верную. Иногда она даже фантазировала, представляя себя в параллельном мире. Там Фаина работала дальнобойщицей и ездила на большом грузовике по всем уголкам России. В этих всех уголках она неустанно снимала себе мужчин-проститутов.

Вот только воплотить такую мечту ей бы никогда не удалось в нашем мире, а потому Фаина могла жить разве что надеждой, что нечто подобное ей приснится.

А тут, прямо в её квартире свершается такое, что и присниться-то не могло. Она даже до сих пор не могла определиться, радоваться ли происходящему, либо горевать.

Между тем панк извлёк из своих брюк огромный клёпанный ремень с тяжелённой бляшкой и принялся хлестать женщину по спине и жопе. Ей не нужно было видеть себя со стороны, чтобы понять, что с каждым ударом на коже образуются солидные красные пятна, которые вскоре превратятся в основательные синие гематомы.

— Скоро эта тварь будет на далматинца похожа! — захихикал рэпер и напомнил ей, что она шалава ебливая.

Затем он повернулся к женщине голой жопой и приказал вылизать ему анус.

— Фу, это же противно! — возмутилась она, но снова получила ремнём.

— Ещё? — спросил с вызовом панк.

— Нет, не надо. Я всё сделаю, мальчики.

Фаина вытянула язык к жопе рэпера и почувствовала, что кончик уже касается кудрявых мужских волосин. Женщине захотелось блевануть от отвращения. И уж точно не имелось никакого желания протискиваться ещё дальше, к его анусу. Фаине в принципе не было понятно, какой кайф может испытывать мужчина, унижая женщину подобным образом.

Панка, видимо, не устроило, что она снова мешкает. Поэтому он снова зарядил ей ремнём по сраке.

— Живо работай языком, дешёвая потаскуха.

Она занырнула лицом, которое так старательно красила с утра, в жопу этого мудака и стала аккуратно, едва касаясь, проводить языком возле ануса.

— Прямо внутрь засовывай язык, в дырку, иначе тебе пизда, — потребовал рэпер.

И Фаине пришлось послушаться. Она преодолела себя, можно сказать, сломала, и дальше всё шло легче. Вместе с утраченной частицей самоуважения женщина приобрела ещё большую устойчивость к разного рода сексуальным извращениям. Теперь она уже лизала без всяких сомнений, машинально, как могла бы, например, нарезать морковку на разделочной доске.

— Вкусно тебе? — поинтересовался панк.

— А ты сам иди сюда и попробуй! — огрызнулась она.

За эту дерзость женщина получила ещё несколько ударов ремнём.

— Я думаю, что ей наших хуёв маловато, очень уж ненасытная шлюха попалась, — задумался панк.

— А что же нам тогда с нею делать?

— Найдём какую-нибудь щётку или швабру, всунем этой ебанной шалаве на полную глубину. Может, тогда она успокоится.

— Да, ненасытная сука, — согласился рэпер, придерживая волосы Фаины, снова насасывавшей ему хуй. — Хочешь швабру в попу? Скажи, что хочешь!

Этот вопрос поставил Фаину в тупик. Ведь от неё явно требовали сказать и другого ответа ей не простили бы. Но согласиться на швабру было бы для неё слишком экстремально.

— Говори же! — потребовали они на пару. — Проси выебать тебя шваброй.

— Пожалуйста, я прошу вас, не надо! — принялась умолять она.

Однако панк уже ринулся в ванную и вернулся оттуда с самой крупной из их швабр. Загнать от такой заусеницу не составило бы никаких проблем.

— Ну что, твой размерчик? Держи её за жопу, брат!

Рэпер схватил Фаину за бёдра, чтобы панк смог хорошенько прицелиться концом палки в её анальное отверстие. Внутри у женщины всё сжалось. Ох, зря она нацепила сегодня эти чулки с паутинкой и отправилась искать на жопу приключений. Нашла же, дура!

Тут ключ в дверном замке повернулся, и в комнату, сваливая сумки, зашёл прапорщик Иннокентий.

Это оказалось полнейшей неожиданностью для всех, ведь вернуться он должен был не раньше, чем через неделю. Однако так получилось, что через пару дней в командировку по ошибке прислали ещё одного сотрудника, которого и заселили в номер Иннокентия, а его самого отпустили домой, чтобы не мешал другим людям работать.

На обратном пути прапорщик Иннокентий даже зашёл в магазин и купил семь тюльпанов, с которыми сейчас удивлённо стоял в собственном коридоре, разглядывая вид, отрывавшийся в зале.

— Фаина, а чем это ты таким раком на полу занимаешься? — поинтересовался он, показывая на раздетую троицу букетом тюльпанов.

— А они, милый, меня насилуют, — нашлась Фаина.

— Ничего подобного, — возразил панк, пряча швабру за спину. — Она сама нас позвала, просила помочь с чем-то, а потом начала домогаться.

Рэпер испуганно посмотрел на прапорщика, его жену и своего товарища. Не зная, что же предпринять, он просто завопил:

— Это всё они, я не причём! Простите!

— То-то! — размял пальцы прапорщик. — Устроили оргию, а тут муж неожиданно вернулся из командировки. Заскучал я там, а теперь развлекусь, как следует.

Он принялся наступать с максимально грозным видом и букетом наперевес.

Первым пришёл в себя панк и попытался ринуться в бой с прапорщиком, но тот залепил молодому человеку тюльпанами и опрокинул его на диван.

Вооружившись палкой, Иннокентий резвым движением пихнул её в жопу панка.

— Ой-ой-ой! — запричитал тот, прыгая по дивану прочь и стараясь вытащить швабру.

— А меня так не надо! — запричитал рэпер. — Меня заставили, оклеветали, искусили, загипнотизировали.

Но прапорщик Иннокентий оказался непреклонен и отмандрючил обоих гостей по первое число. Он заставил их плясать голышом и делать минет швабре, а потом обоссал и отлупил.

— А теперь лижите жопы друг другу! — приказал прапорщик.

Молодые люди покорно исполнили приказание.

— Слышь, прапор! — заговорил панк, стоя на четвереньках, пока ему лизал жопу товарищ. — Мы же тебе отомстим. Мы крутые ребята, у нас большое влияние в городе.

— Да вы просто два пидара, ничего больше. Только рыпнитесь на меня, и завтра весь город, который под вашим влиянием, будет в курсе ваших здешних приключений.

— Мужик, ты конкретно попал, — настаивал панк.

— А теперь ты ему жопу лижи, — приказал прапорщик.

— Хорошо, — моментально сменив гнев на покорность, засуетился панк.

Затем прапорщик Иннокентий приказал им выбросить одежду в окошко, вывел в подъезд и стегал ремнём до полуобморочного состояния.

— Всё, голубки, теперь чешите отсюда прочь. И если когда-либо вы мне попадётесь, я заставлю вас друг друга изнасиловать. Всё ясно? Кыш!

Поклонившись прапорщику, они быстренько побежали вниз по лестничной клетке. Судьба этих двоих доподлинно неизвестно. Однако одежда их так и осталась висеть на ветках дерева. Отсюда можно предположить, что добирались друзья домой голышом.

— Ты мой герой! — восхитилась Фаина, потирая синяки на жопе.

Однако прапорщик не нуждался в восхищении. Он осуждающее посмотрел на супругу и покачал головой.

— Странная ты проститутка. Неужто думала, что найдёшь кого-то лучше меня?

Она не ожидала подобного напора и попыталась придумать себе оправдание:

— Прости, Кеша. Бес попутал.

— «Прости» здесь не поможет. Будем отрабатывать.

Он перевернул жену на четвереньки и начал целиться хуем сзади.

И без того затраханная женщина очень сильно забеспокоилась:

— Эй, ты что удумал? Я же вся в чужих мужиках, да ещё и грязная.

— Ничего, ничего. Меня что только не заводит! — успокоил он и всадил жене в её многострадальную попку.

В этот момент Фаина осознала, что муж её — тот ещё филигранный ебун. Он мастерски проник в её дырочку, не доставив всех тех дискомфортных ощущений, которые она испытывала с теми двумя молодыми людьми.

Прапорщик Иннокентий принялся ловко водить членом в жопке Фаины, и женщина застонала от удовольствия. Если первое время она ещё смущалась от того, что не помыла свою дырочку, то теперь чувствовала себя более уверенно и активно задвигалась навстречу своему супругу.

Она знала, что он имел полное право её наказать, извалять на полу, обхарькать и унизить. Фаина была готова обсасывать ему пальцы, но ничего этого не требовалось. Изголодавшийся по сексу прапорщик просто показал супруге, как трахаются настоящие мужчины. И она ужасно жалела о том, что за все годы супружеской жизни ни разу не подумала насчёт того, чтобы дать своему мужу в попу. Теперь она прекрасно знала, что от анального секса действительно можно кончить. Фаина сделала это несколько раз, а Иннокентий всё не унимался.

Муж схватил жену за одетые в чулки ножки и принялся жёстко пороть в дырочку. Он постепенно превращался в отбойник, а секс становился всё больше похожим на неустанную долбёжку. Но самое странное — Фаине нравилось абсолютно всё.

— Милый, я хочу сверху, но только жопкой.

Прапорщик Иннокентий поднял супругу и вместе с ней уселся на кровать. Женщина примостилась на него на корточках, раздвинув ножки, и наблюдала своё отражение в зеркале. Её мокрая раскрасневшаяся пизда игриво показывала свой язычок, как бы дразнясь или хвастаясь сегодняшними сексуальными приключениями. Фаине очень нравилось наблюдать за собой. Она бы с огромным удовольствием сама бы лизнула эту щель, отполировала её до зеркального блеска протяжными влажными движениями.

В этот раз писька оказалась полностью свободна от секса, поскольку муж проник в Фаину снизу. Она сидела анальной дырочкой на его твёрдом хуе, и не было во всём мире ни одного места, где бы Фаина чувствовала себя настолько комфортно. Прыжки супруги становились всё более продолжительными, а член проникал всё глубже.

Фаина знала, что рано или поздно прапорщик Иннокентий будет ублажён и спустит в неё всё то, что накопилось за дни командировки. Она ждала этого как награду, как финального салюта в свою честь. И первые позывы уже обозначились. Хуй принялся набухать, сфинктер натянулся до такой силы, что уже стало ясно — член оттуда не извлечь, пока прапорщик не получить своё. Головка слишком увеличилась, она застряла внутри и жаждет пометить женщину обильным плевком спермы.

— Да, Кеша, кончи в меня, кончи!

Он шлёпнул жену по заднице и стал двигать её тело, практически надрачивал себе хуй при помощи Фаины. Женщина ощущала себя инструментом для дрочки, но и эта роль её вполне устроила. Собственно, после сегодняшнего позора и необычного спасения она могла бы стерпеть абсолютно любое к себе отношение.

Наконец, когда возникло чувство, будто внутри прямой кишки Фаины надувают воздушный шарик, внутри что-то будто бы лопнуло. Сок прапорщика разбрызгался во всех направлениях, увлажняя внутренности Фаины. Она чувствовала, что до конца заполнена супругом и считала это лучшей для себя наградой.

А он, кончая, ревел, как буйвол, пытаясь протиснуться всё глубже в жопку Фаины. Оргазм прапорщика Иннокентия, казалось, длился более минуты, в течение которой тело мужчины билось в судорогах и протискивалось внутрь всё дальше.

Постепенно его хуй, выдавая последние капли, начал опадать и ослабил натяжение сфинктера. Усмирённый, получивший своё, этот ублаженный хоботок выбрался из попы Фаины. Женщина чувствовала, как из неё выливается сперма, заливая простынь. Кажется, на сегодня её приключения подошли к концу. Можно было спокойно выдохнуть и расслабиться.

— Ты отодрал меня как бог любви последнюю шлюху, — сообщила она, наминая сиськи.

— Всё верно. А теперь собирай вещи и вали отсюда подальше. Ты не достойна такого охуенного мужа, как я.

Она жутко удивилась и переспросила:

— Ты чего это? Я же тебя обожаю и люблю.

Почесав яйца, прапорщик принял вид, подходящий для какого-нибудь античного философа. Он посчитал правильным немножко помучить неверную супругу, прежде чем вынести ей своё окончательное, суровое мужское решение.

— Нет, мне изменницы не нужны. Поезжай к своей маме в Нижний Новгород.

— На чём же я поеду туда в такое время? Это же полторы тысячи километров!

— Я закажу тебе такси.

Он действительно вызвал Фаине машину через приложение и в комментарии написал, что расплата будет натурой. Ох она там заебётся, что пизда сотрётся!

Довольный собой, прапорщик вручил жене два чемодана и поруганную в интимных приключениях швабру.

— Ну, бывай, потаскуха, — отдал он ей честь.

— Прощай!

Хныча, Фаина тоже попыталась отдать мужу честь, но он остановил её предупреждающим жестом и сказал:

— Не надо. У тебя чести нет, так что отдавать тебе нечего.

Спустя месяц прапорщик Иннокентий нашёл себе новую спутницу жизни, красавицу и умницу Елену, которая ему никогда не изменяла. Что касается Фаины, то, поговаривают, что ебаться с таксистами ей так понравилось, что она до сих пор гастролирует по стране, расплачиваясь натурой.

Рейтинг: 95%
Поделиться:

Похожие рассказы

Инцест между дочкой и мамой неожиданно вернувшейся с работы

Инцест между похотливой развратницей дочкой, имеющей тайник с секс игрушками, и любопытной мамой, неожиданно вернувшейся с работы, чтобы поласкать себя длинным резиновым членом.

60%
Отец вернулся домой раньше

Однажды я решил выебать дворовую шлюху Настю, но отец вернулся домой раньше. Ничего не оставалось другого, кроме как поделиться с ним своей подругой. Всем понравилось.

90%
Сын вернулся из армии

Наконец-то сын вернулся из армии. Тоня - мачеха, которую он не видел целый год, похорошела. Парень не просто трахнул ее в душе, но и насладился телом женщины, пока отец был в командировке.

90%
Продолжение жаркого отпуска с мамой и прочие дачные забавы

Продолжение жаркого отпуска с мамой и прочие дачные забавы вполне устроили Даню. Он даже не думал, что трахать мамку окажется таким приятным занятием, тем более, когда ему на помощь прибыл лучший друг.

93%
Пьяная жена пришла домой в сперме

Когда пьяная жена пришла домой в сперме, Андрей не ожидал, что жестко ее оттрахает и захочет это повторить.

96%
Жена вернулась домой в сперме после ебли

Молодая жена вернулась домой в сперме после ебли и мужу это очень понравилось. Он не только вылизал ее киску языком, но и трахнул членом. Его возбуждает мысль о том, что его любимую только что имели в щелочки.

70%